Рецензия: фильм "Гоголь. Ближайший"

Информация о фильме

Продолжая свой цикл фильмов о гениях «Золотого века» русской литературы, режиссер Наталья Бондарчук сняла биографическую ленту о Николае Гоголе. Персона Гоголя была загадкой для современников, таковой она осталась и для исследователей его жизни и творчества. И если литературный дар писателя ныне вряд ли кто оспорит, то в вопросе о личностных характеристиках, в трактовке фактов и событий его биографии гоголеведы не пришли к единому мнению до сих пор. Сегодня можно только догадываться, что творилось в душе Гоголя в последние годы его жизни. И именно об этих годах, о сложном периоде поиска и познания великим писателем самого себя, об обретении христианской истины и высшего смысла и повествует фильм «Гоголь. Ближайший». Это – авторский взгляд, глубокая режиссерская позиция, не противоречащая общедоступным фактам, но выбирающая за основу именно религиозную плоскость рассмотрения образа Гоголя. Ее можно принимать или нет – на этот деликатный вопрос каждый ответит для себя сам, - зато упрекнуть режиссера в недостаточно бережном отношении к материалу уж точно нельзя. Это создано с любовью. С любовью и о любви. О любви в разных проявлениях, составляющих собой единую личностную сущность писателя. Она собирается в этом фильме как мозаика – из нескольких разноцветных кусочков, каждый из которых заключает в себе свое представление любви, но является частью единого целого. Это все то, чем жил Гоголь, что в разное время находило место в его душе и оставалось там уже навсегда.
Итак, пусть первой составляющей этой мозаики будет семья. Мы видим приезд Гоголя домой погостить. Для него, уже познавшего непонимание, неприятие, предательство, здесь настоящая отдушина и тот непоколебимый остов добра, каким и должен быть для каждого отчий дом, где живет любовь - абсолютная и безусловная. Ее воплощение, конечно же, мать. В этой роли режиссер увидела Валентину Теличкину, сумевшую прекрасно передать самую суть терзаний беспокойного материнского сердца, вбирающего в себя всю боль и страх за судьбу каждого своего ребенка. Боясь потревожить сына, она так трогательно, шепотом, молится за него, прося послать ему семейное счастье и непременно «дочку, нет, лучше сыночка». Для самого же Гоголя влияние матери, помимо прочего, - первая ступень духовных исканий, потому эти несколько эпизодов в родовом имении носят особый характер.
Кроме того, сцены в Васильевке открывают вопрос национального самоопределения Гоголя. Недаром в фильме много украинской речи, возможно, не так легко воспринимаемой на слух российским зрителем, зато ярко и живо передающей колорит народности и дающей понимание столь трепетного отношения писателя к родной Малороссии. Далее мы увидим и то, насколько дорога и близка была Гоголю Россия, как ратовал он всегда и во всем за русский язык и русскую культуру, как в последние годы жизни определил своим «домом» именно Москву, несмотря на то, что там ему было непросто. Но… Заключительный кадр фильма – ослепительно-желтое поле подсолнухов, то самое, из воспоминаний о детстве. Гоголь так и не выбрал, какую страну считать своей, в его душе всегда жила равновеликая и искренняя любовь к обеим.
Совершенно иной любовью, но едва ли менее сильной, Николай Васильевич любил Италию. Из-за явной нехватки хронометража фильма и известной ограниченности в средствах итальянский этап в жизни писателя представлен несколько бегло и схематично. И все же он обозначен – как неотъемлемая часть судьбы писателя, как место, где он всегда искал и находил отраду и успокоение для своей души.
Не так много времени отведено и на раскрытие темы отношений Гоголя и Пушкина, но обойти ее было бы невозможно. Что бы ни происходило между ними, Пушкина Гоголь неизменно считал главным своим учителем. Небольшим эпизодом, в котором Гоголь получает весть о гибели поэта, Бондарчук передала основное – это была утрата не просто наставника в творчестве, но и потеря одной из величайших для России фигур, что для Гоголя, всегда глобально мыслящего и болеющего за судьбу страны и народа, приравнивалось к личной трагедии.
Теперь перейдем к привязанностям более частного, интимного свойства. Как известно, Гоголь не был женат, и единственной его попыткой исправить это было сватовство к младшей дочери графа Виельгорского Анне. Он получил отказ и до конца жизни корил себя за то, что нарушил спокойное существование девушки, которую буквально боготворил и считал чистейшим созданием. Роль Анны досталась дочери Натальи Бондарчук, молодой актрисе Марии Бурляевой. Характер ее героини во многом определяется сценой с зачитыванием отрывка из «Бедных людей» Достоевского. Волнение, смятение, отрицание возможности жизни без любви в браке по расчету – все это передано, прежде всего, интонационно, и этот монолог лучше всего дает понять, почему именно она так пленила сердце Гоголя. И все же в этом сердце всегда существовало место для еще одной женщины. С Александрой Смирновой-Россет писателя связывали годы дружбы. Но не только. Гоголь видел в ней больше и чувствовал ее лучше, чем кто-либо. Он любил ее как друг, практически брат, но всегда боялся полюбить другой, чувственной, плотской любовью. Она это знала. Иногда чуть играла с ним, иногда, кажется, даже ревновала к его увлечению Виельгорской. Но, как бы то ни было, всегда была с ним откровенна, именно ему доверяя беречь свою душу от пороков и соблазнов.
Смирнову-Россет, одну из самых ярких женщин 19 века, сыграла Анастасия Заворотнюк. Но изобразить ей довелось не блистающую на балах светскую львицу, любимицу царского двора, вдохновляющую на творчество самых выдающихся своих современников. Перед нами Россет предстает такой, какой видели и знали ее лишь немногие самые близкие ей люди, одним из которых и был Гоголь. Будучи необыкновенно красивой и благополучной в глазах общественности женщиной, она была одинокой и неустроенной внутренне. Очень точно и глубоко Анастасия показывает здесь эту личную драму, негромко, «камерно» рассказывая историю женщины, запутавшейся в собственной жизни и почти утратившей к ней интерес. Для актрисы, которой до этого в кино доставались по большей части лирико-комедийные героини, роль такого плана - первая. Кроме того, это первая роль, которую можно назвать возрастной. Возможно, во многом поэтому она воспринимается еще и наиболее зрелой творчески. В ней продуман и оправдан каждый взгляд и жест, наполнена особой значимостью каждая нотка в голосе. Та сила, та мудрость и ясность, благородство и достоинство, которые всегда отличали Смирнову-Россет, как нельзя лучше подошли Анастасии. Эта роль открыла зрителям серьезный драматический потенциал актрисы, который, хочется верить, еще не раз заинтересует режиссеров.
Но вернемся к Гоголю. На очереди – любовь к творчеству. Скорее даже, жизненная необходимость, тяга к созидательному процессу. Здесь перед нами – пик духовных исканий писателя, пик его борьбы с жизненными искушениями и обретение пути христианского совершенствования – написание второго тома «Мертвых душ». Эта работа постепенно отдаляла его от мирского, суетливого, временного, озаряя дорогу к главному – к тому, что вынесено в заглавие фильма: Ближайший. Ближайший ко Христу. И это последний элемент собираемой картинки. Свое самое совершенное, по словам современников, творение потомкам Гоголь не оставил, уничтожив его большую часть незадолго до смерти. Сознательно или нет – он поставил точку. Именно эту тему режиссер избрала самой важной в своем фильме, и наиболее значимым кадром здесь стал, безусловно, уже упомянутый последний: полуобнаженный лежащий в подсолнухах Гоголь. Его поза объясняет все красноречивее любых слов…
В роли Гоголя – Евгений Редько. Удивительно попадание, редкое и ценное. Словно пролистываешь биографическую книгу с оживающими картинками, ни на секунду не сомневаясь, что именно таким и был Николай Васильевич. Да и вообще, за счет всего столь удачно подобранного актерского состава фильм получился проникновенным и глубоким, но простым и ясным. А учитывая столь «непопулярную» для сегодняшнего дня тематику, за его появление в российском кинематографе стоит от души поблагодарить всю съемочную группу.
В заключении хочется еще раз отметить, что в этом фильме зрители увидят совершенно другую, непривычную для многих, Анастасию Заворотнюк. В отсутствии явной динамики сюжета, когда на первый план выводится тонкая психология характеров, каждая роль – особое откровение и ответственность для актера. Это крупные планы, где невозможно солгать, «говорящие» глаза и неподдельные эмоции. И все это в исполнении Анастасии здесь было. Искренно, правдиво и пронзительно.

© a-zavorotnyuk.ru