Рецензия: фильм "Машенька"

Информация о фильме

Экранизация литературной классики – задача всегда ответственная и деликатная. Переложить художественное произведение на язык кино, не утратив полноту смысла, заключенную в словах, бывает непросто. Режиссер Тамара Павлюченко обратилась к раннему Набокову, выбрав для своей работы его первый роман «Машенька» - эпизод из жизни русского эмигранта, его тоска по родине сквозь призму воспоминаний о счастливой юности и первой любви. Роман красив и изящен по форме и абсолютно аллегоричен по содержанию, он во многом построен на антагонизме, что и предстояло отразить в фильме.
Противостояние начинается с первых кадров, когда в немецком пансионе для русских встречаются за обеденным столом все его обитатели. Конфликтный фон вокруг главных героев – Льва Ганина и Алексея Алферова - обозначается уже здесь и дальше лишь сгущается по мере развития сюжета. Алферов – человек, не обремененный сложными принципами, начисто лишенный патриотической привязанности, но при этом настойчивый в своей пафосности, категорически неприятен уставшему от пустой жизни на чужбине Ганину. На этот момент Ганин еще не знает, что в кулаке Алексея Ивановича крепко и безжалостно зажаты самые дорогие его сердцу воспоминания - скоро он обнаружит у Алферова фото, которое на несколько дней примирит его с серостью и пошлостью нынешней жизни и наполнит ее прекрасным смыслом. Итак, в Германию вот-вот приедет Машенька, давняя любовь Ганина и нынешняя жена его соседа. Еще недавно угнетенный и подавленный, Лев словно оживает. Замолкает бесконечный бередящий душу шум идущих мимо поездов и возникает светлая безмятежная картинка из прошлого. После мрачного двора-колодца, где над домами виднеется тусклое, серое небо как символ призрачной, недостижимой свободы, усадьба, тропинка и зеленый летний сад кажутся глотком свежего воздуха. А вот и сам Лев – красивый юноша с открытой улыбкой, он очень молод и готов к первым романтическим встречам. Объект симпатий рядом, очаровательная девушка, веселая, задорная, нежная - Машенька. Взаимные чувства, трогательные свидания, осторожные признания – для них обоих это ново и чудесно. Вся жизнь впереди и видится столь же удивительно-прекрасной, как это солнечное лето. Но все это лишь в памяти, а наяву – неприветливый Берлин с хмурыми улицами и громыхающими трамваями. Вообще, обилие явно или косвенно обозначенных дорог в фильме неслучайно. Дороги как символ ускользающего времени, проходящей мимо жизни. Ситуация такова почти для всех жителей пансиона. Не один Ганин мучается в эмиграции: тяготится собственной беспомощностью и ощущением безысходности пожилой поэт Подтягин, страдает от одиночества и однообразия совсем еще молодая женщина Клара, мается от невостребованности пара экстравагантных танцоров. Бодр и весел лишь Алферов. Актер Борис Плотников очень точно и убедительно преподносит своего персонажа. Его Алферов образован, но глуп, поверхностен и по-человечески мелок. Он слишком беззаботен в этом обществе тоскующих душ, и своей эгоистичностью и нечуткостью вызывает отторжение. Антон Яковлев играет полного его антипода. Ганин часто задумчив, серьезен и немногословен, но он внимателен к людям, несмотря на погружение в свои мысли и проблемы. Правда, его желание вернуть утраченное счастье любой ценой не выглядит столь уж безобидным, но герой заставляет сопереживать себе до самого финала, возможно потому, что за его порывами просматривается искренняя боль от потери и этой чистой любви, и своей далекой родины. Роль Машеньки досталась тогда еще студентке театрального ВУЗа Анастасии Заворотнюк. Стоит отметить, что даже внешне Анастасия удивительно похожа на набоковскую Машеньку, и необыкновенно точно повторяет тот образ, который рисует воображение при чтении романа. В каждом взгляде актрисы, в каждом ее движении угадывается тот особый вкус, та традиционность манер, присущая барышням дореволюционной России, с любовью описанным в прозе многих русских классиков. Кроме того, Анастасии удалось не просто передать всю прелесть беззаботной молодости своей героини, но и наделить ее той неподдельной теплотой, той трогательной искренностью, которыми так манят каждого из нас яркие воспоминания юности. Светлая, ясная, нежная Машенька удивительно хороша в своей трепетной влюбленности. Она романтична и чуть кокетлива, как и положено девушке ее возраста, и свежа и легка, как тот летний дождик, от которого они с Левой прятались в старой беседке, смущаясь и радуясь этому уединению. Такая Машенька живет в памяти Ганина, он видит ее всегда в садах и рощах с поющими соловьями в залитый солнцем день. Соловьи и березы – самый явный и неоспоримый символ России, и образ Машеньки есть не что иное, как ее чудесное олицетворение. Как нельзя кстати к этой поэтике прошлого оказывается дружба Ганина с Антоном Сергеевичем Подтягиным. Печального поэта сыграл Юрий Яковлев, и этот образ вызывает, пожалуй, самое щемящее чувство необратимости скорой беды. Подтягин болен, он знает о приближающемся финале, но до последнего мечтает вырваться из этого «круга обреченных», уехать пусть не на родину, в возрождение которой он по-прежнему верит, а хотя бы в другую страну. Лишь бы быть подальше от места, которое он подсознательно противопоставляет своей былой свободе. Он вряд ли успеет, зато успевает Ганин. По его задумке он встретит на перроне свою Машеньку и увезет ее из этого опостылевшего города подальше от ненавистного Алферова. Последнего он без зазрения совести обманывает, за что героя совсем не хочется осудить. Окрыленный мечтой о скорой встрече с любимой, Ганин торопится на вокзал, видит выходящую из поезда Машеньку и… уходит, так и не приблизившись к ней. А как же любовь? Осталась в тех ярких воспоминаниях. Сегодняшняя Машенька, облаченная в черное – символ России утраченной. Ничего не вернуть и не повторить, можно лишь смириться или дальше бежать в неизвестность.
Метафоричность, иносказательность набоковской «Машеньки» режиссеру фильма удалось сохранить, а заложенный в романе антагонизм передать во всей этой вполне очевидной и «говорящей» символике, в контрасте светлых и темных красок, в смене настроения при переходе от кадров настоящего к моментам прошлого, во внутреннем и внешнем различии типажей персонажей. В отличие от многих современных кинематографических экспериментов с классической литературой, фильм и соответствует духу отображаемого времени, и тяготеет к авторскому стилю. К сожалению, известным широкой зрительской аудитории он так и не стал, но чудесная Машенька – кинодебют Анастасии Заворотнюк – безусловно, дорога всем поклонникам актрисы.

© a-zavorotnyuk.ru