Анастасия Заворотнюк: "В няню заиграться не боюсь…"

сентябрь 2005

 

После того как на российском телевидении появился сериал «Моя прекрасная няня», гувернантки в нашей стране сменили имидж и подход к воспитанию детей. Теперь они сидят на диетах и учатся шутить нон-стоп, мечтая когда-нибудь попасть в дом к многодетному вдовцу типа Шаталина. Шаталины в свою очередь ищут молодых незамужних нянечек с модельной внешностью и прекрасным чувством юмора. На днях нам посчастливилось встретиться и побеседовать с исполнительницей главной роли в этом телесериале Анастасией Заворотнюк.

— Когда вам предложили роль в «Няне», вы долго думали — соглашаться или нет?

— Нет. Решила участвовать практически сразу. В таких случаях я всегда полагаюсь на внутреннее чувство: нравится или не нравится. Мне понравилось сразу, стало интересно поиграть в няню. Это же такой кайф — попробовать примерить на себя такой необычный характер.

— То есть вы полагаетесь на первое впечатление? Но ведь оно часто бывает обманчивым…

— Мне кажется, моя интуиция — фантастическая вещь, особенно в отношениях с людьми. Когда я впервые вижу человека, то всегда полагаюсь на первый сигнал, который идет изнутри. Он всегда правильный. А вот если пытаешься учесть обстоятельства первой встречи, понадеяться, что первое впечатление обманчиво, этот сигнал заглушается. Если бы еще всегда хватало мудрости следовать интуиции…

— Нет ощущения, что образ няни к вам «прилип» и помешает сыграть другие роли?

— Нет, я так не думаю. Понимаете, я — не Вика, я — Настя, совершенно другой человек. Конечно, после сериала появились привычки… Теперь, к примеру, я могу шутить нон-стоп. Но все-таки я не боюсь заиграться в няню.

— Говорят, из-за нехватки времени вы сами наняли для своих детей гувернантку? Она устраивает вас?

— Да, конечно. Наша няня — это счастливая случайность. Мы с мужем очень долго искали человека, который бы подошел для наших детей. И нашли женщину, которая может вырастить и Анечку, и Майкла. Я безумно ей благодарна за это. Более того, я считаю ее человеком, на которого могу положиться во всем.

— А хотели бы положа руку на сердце, чтобы у ваших детей была такая няня, как ваша героиня Вика Прутковская?

— Ну… Не знаю. Наверное, нет. В моей семье есть я, и этого достаточно. Я не хочу, чтобы меня как маму кто-то заменил — по сюжету сериала именно так происходит. В сериале Шаталин — вдовец, а мой муж пока не вдовец, слава богу! У меня в семье другая ситуация: няня моих детей — помощница, а не мой заместитель.

— После «няни» вам стали поступать предложения об участии в каких-то других проектах?

— Да, слава богу, поступают. И я эти предложения принимаю.

— Какие, например, не скажете?

— Примеры не буду приводить, потому что у актеров в принципе не принято озвучивать творческие планы. Могу только сказать, что эти проекты совершенно другого характера, нежели «няня». На самом деле я люблю драматические и мелодраматические роли.

— А смогли бы теперь, когда стали шутить нон-стоп, сыграть серьезную роль?

— Конечно. Опыт уже есть: когда работала в театре, всегда играла порядочных, добрых девушек, которые ждали своего принца, но сами на него не вешались, как няня. В театре Табакова, например, я исполнила много серьезных ролей: играла в «Бумбараше», в «Психе», в «Обыкновенной истории»... И надеюсь, что когда-нибудь исполню еще много таких ролей.

— Многих зрителей интересует, вы всегда разговариваете с таким акцентом или это только на съемочной площадке?

— В жизни у меня нет никакого акцента. Этот акцент был подсмотрен у одной нашей актрисы из театра Табакова. Так и появилось «шоканье», «очуметь» и тому подобное.

— Ваша героиня Вика, когда хочет указать на провинциальность, часто говорит про Бирюлево. Вас теперь, наверное, узнают в этом самом Бирюлево?

— Честно говоря, в Бирюлево не бываю. А так узнают, конечно. На улице, к примеру, спрашивают: Вика? Я говорю: нет! Настя? Нет. Я открещиваюсь сразу от всего, чтобы просто пройти. Иногда приятно, когда тебя узнают, иногда от этого устаешь. Но это, наверное, цель каждого актера — быть популярным.

— Это ваше жизненное кредо?

— Нет. Мое кредо — счастья добиться! Однажды я отдыхала на даче и смотрела программу про Любовь Орлову. В одном из кадров она пела: «Сердце в груди бьется как птица. И хочется знать, что ждет впереди. И хочется счастья добиться». После этого меня «прострелило». Я поняла, что в этой фразе «счастья добиться» как раз и заключается мое жизненное кредо. В жизни я так и поступаю: не ищу ситуаций, которыми не могу владеть. Напротив, не понимаю ситуаций, когда я стараюсь, а ничего не получается.

— Говорят, в Екатеринбурге с вами произошла какая-то смешная история?

— Да, было дело. Раньше я часто бывала здесь на гастролях с театром Табакова. Вот однажды и произошла та история. Я тогда еще только-только в театре работать начала, была мало узнаваемой актрисой. И вот пришла на репетицию в местный театр, где мы должны были выступать. А на мне были какие-то спортивные брючки, спортивная ветровка. Захожу в театр, вся такая из себя актриса! И вдруг человек, который сидел на вахте, говорит: «Ты кто?» Я говорю: «Артистка!» Он мне: «Да какая ты артистка? А ну-ка давай отсюда». Слава богу, за мной тогда спустился Женя Миронов, который был прилично одет и узнаваем. Когда он спустился, чтобы забрать меня, слезы уже вовсю капали из-за того, что в театр не пускали. Теперь все наоборот — пройти по улице спокойно не могу, потому что узнавать стали...