Корреспондент "КП": Как я нервировала Настю Заворотнюк

16 декабря 2005

"KP.RU", 16 декабря 2005 • Анастасия Заворотнюк

Наш корреспондент устроилась работать в съемочную группу сериала «Моя прекрасная няня». Ее работа - отбирать у актеров сценарии. 

Конечно, в глубине души я надеялась получить должность посолиднее. Ну как минимум сценариста. Сейчас как раз идут съемки очередного, шестого по счету, сезона «Няни», наверняка штатные сотрудники уже устали для актеров шутки выдумывать. А тут я с двумя миллионами свежих идей... Но в компании «Амедиа», которая делает «Няню», меня сразу поставили на место: «Кто же тебе в первый день такое ответственное дело доверит? Устроим тебя на площадку, будешь там чего-нибудь актерам подавать». Итак, мои обязанности: когда телезвезды заканчивают репетировать свою роль по бумажке, а режиссер говорит кодовое слово «Съемка!» - я должна бодрым зайцем выпрыгнуть на площадку, собрать у актеров сценарии и - хоп! - мгновенно исчезнуть. Хорошая работа. Развивает мышцы ног.

Тупиковый вопрос: сейчас день или ночь?

Как и у всех белых людей, мой рабочий день начинается в десять утра. Но это мне просто повезло. На самом деле для тех, кто работает в сериальной гонке, понятия «утро» вообще не существует. Съемки в гигантских павильонах бывшего завода на Волгоградском проспекте идут почти круглые сутки. Заканчиваются в пять утра, через несколько часов возобновляются... Спать по два-три часа тут считается обычным делом. Как и выпивать по четырнадцать литров кофе за смену. Некоторые сотрудники даже домой не уезжают, ночуют прямо на рабочем месте. В павильоне «Моей прекрасной няни» я своими глазами видела аккуратненький топчанчик под вешалкой. И в перерыве там кто-то дремал. Кстати, любого сотрудника (я проверяла) ставит в тупик вопрос: «Сейчас день или ночь?» И это не только от усталости. Просто там нигде нет окон и настенных часов. Как в казино. Я, просидев в студии день, сама дезориентировалась. Когда спят актеры, вообще никто не знает. Они должны приезжать раньше всех - примерно за полтора часа до начала съемок. Все это время несчастных гримируют и одевают. А вечером так же долго умывают и раздевают. Говорят, некоторые актеры так устают, что отказываются тратить на эти процедуры драгоценные минуты и уезжают домой прямо в гриме. Лишь бы до подушки побыстрее добраться.

«Мужики, вы диван трали-вали!»

Съемочная площадка чем-то напоминает московское метро в час пик. Режиссер, помощник режиссера, гримеры, костюмеры, «звуковики», операторы, рабочие, пиар-менеджеры... Все, как в метро, быстро бегают и страшно шумят. Со всех сторон слышно:- Мне чайку сделай!

- Где пакет с запчастями?

- Это, между прочим, Dolce&Gabbana! Две тысячи евро.

- Мужики, вы диван трали-вали!

- Что?!

- Диван, говорю, трали-вали. Ну что тут непонятного? Выносим диван быстро!

- Как там свет?

- Послали за платьем, я вас спрашиваю?

Так проходит минут тридцать. Потом еще десять. Мне уже надоело наблюдать, как другие работают, и я начинаю доставать «коллег» монотонным нытьем: - Ну когда-а-а уже начнется съемка? Я то-оже хочу бегать... Ну когда-а-а...

- Расслабься, - советуют ребята. - У нас тут так: три секунды работаешь, дальше - куришь.

Снова отхожу в сторонку - дожидаться своих «трех секунд».

«Няня, отдайте сценарий!»

Наконец-то! Через минуту начнется съемка первой сцены из новой серии «Прекрасной няни», и сейчас должен состояться мой дебют.

- Идите, Маша, отнимайте, - благословляет меня «мой шеф» Артур таким тоном, будто я должна войти в клетку с голодными тиграми. - Только осторожно! Они этого не любят.

Я испуганно на него смотрю и тут же притормаживаю. Но Артур безжалостен: он выпихивает меня к столу, за которым сидят няня Вика и Максим Шаталин. У них за спиной стоит дворецкий Константин.

- Простите, я могу взять сценарий? - робко спрашиваю я у Заворотнюк и сама удивляюсь собственной скромности. Ну вылитая девочка-практикантка.

- Подожди, не надо спешить, - повелительно говорит Анастасия, даже не поднимая головы. - Я еще читаю. Покорно встаю рядом. Жду.

Маша, ну что же вы? - громким шепотом зовет меня Артур. - Поторопитесь, пожалуйста!!! Я стою столбом и краснею. Надеюсь, что Настя сама отдаст мне сценарий. Не отдает. Судорожно соображаю, что делать. Ничего лучше, чем решительно отобрать у нее листки, мне в голову не приходит. Молча тяну сценарий к себе. Заворотнюк тоже молча - к себе. На нас все смотрят. Наконец роль оказывается у меня в руках, а помощник режиссера, спасая меня от позора, помогает собрать бумажки у всех остальных. Я с пылающими ушами прячусь за чьими-то спинами и надеюсь незаметно провалиться сквозь землю. Хорошенькую они мне поручили работу! Огромное спасибо!

Потом я узнаю, что актеры вообще капризные и многих вещей не любят. Та же Настя терпеть не может играть пять дублей подряд: после четвертого она всегда забывает текст. А про Сергея Жигунова рассказывают, что он приходит в бешенство, если попадает в неловкие ситуации. В такие моменты актер напрочь забывает про чувство юмора. Однажды рабочие как-то ненадежно собрали диван, а Сергей с размаху на него упал. Хрясь! - и оказался на полу. Конечно, это была случайность, но Жигунов рвал и метал. Обещал даже всех уволить, но потом отвлекся и забыл. Жигунов изумлен/

- Маша, ау-у-у! Вы заснули?

Что опять?! Оказывается, с момента моего звездного провала прошел почти час, и актеры уже отрепетировали следующую сцену. Снова мой выход. Я покорно, как на эшафот, плетусь на площадку. Глаза - в пол, губы плотно сжаты. Пусть только попробуют в этот раз не отдать мне сценарий... Буду зверствовать! Решительно захожу в «кабинет Шаталина».

- Сценарий! - рявкаю я и не глядя протягиваю руку в пространство. Вот так вам! Без всяких «простите» и «пожалуйста». Видимо, лицо у меня такое свирепое, а тон столь вызывающий, что сидящий за столом Сергей Жигунов поднимает глаза от роли и начинает внимательно меня разглядывать. По-моему, он страшно изумлен.

- Сценарий! - повторяю я требование и на всякий случай представляю себя бультерьером. Бультерьеры, как известно, ничего не боятся.

- Возьмите. Пожалуйста... - обалдевшим голосом говорит Сергей и протягивает мне бумажки. Протягивает! Сам! Ха!

- Ваш сценарий! - воодушевившись, подхожу я к Анастасии.

- Пожалуйста!

Я физически ощущаю, как поднимается моя несчастная самооценка. Если буду продолжать в том же духе, через несколько месяцев стану помощником режиссера. Оборачиваюсь к Борису Смолкину и даже не успеваю ничего сказать.

- Сам отнесу, - быстро говорит актер. И действительно относит...

Иду на свое место с гордо поднятой головой. Я сделала это!!!

«Зовите меня Викой»

- А куда это вы собрались?

- Замуж за Шаталина... Вика.

- Что???

- Зовите меня Викой. На кухню иду, маленько перекусить.

- А почему с сумочкой?

- Так еды набрать.

Та-ак, кажется, этот диалог я знаю уже наизусть. Как и то, что последует дальше: репетиция с камерами, генеральная репетиция, команда режиссера «Грим! Свет!» и, наконец, съемка - дубль один, два...

Я сижу на площадке десятый час и уже плохо соображаю что к чему. Глаза ужасно слипаются. Но в нужный момент автоматически вскакиваю и бегу отбирать сценарии. Я уже так надоела актерам, что они готовы отдать мне что угодно, лишь бы я перестала мелькать перед глазами. Они тоже сильно устали.

...Всю ночь после съемок мне снится страшный сон: Заворотнюк почему-то не приехала, и я на время должна ее заменить.

- Зовите меня Викой. Я иду на кухню, маленько перекусить, - послушно читаю я по бумажке. И с ужасом понимаю, что повторить это перед камерой не смогу ни за что.

- Отберите у нее сценарий! - командует режиссер. - Снимать будем.

 

KP.RU