Анастасия Заворотнюк: "Бью Венсана Переса - и рыдаю"

22 сентября 2006

 

"Известия", 22 сентября 2006 • Анастасия Заворотнюк

В центре Москвы проходят съемки "Кода апокалипсиса" (предыдущее рабочее название картины - "Красивая") - боевика о суперагентше, которой нужно найти и обезвредить бомбы, спрятанные террористами в разных уголках мира. До Москвы съемки проходили во Франции, Норвегии и Италии... С исполнительницей главной роли на съемочной площадке встретилась корреспондент "Известий" Анна Федина.

"Много народу пришлось положить"

вопрос: Анастасия, легко спасать мир?

ответ: Да что вы! Видите, еле дышу.

в: "Код апокалипсиса" станет для вас шагом в большое кино. В каких жанрах вы хотели бы сниматься впредь?

о: Знаете, я такая голодная, мне хочется играть все: и комедии, и трагедии, и мелодрамы, и боевики. Во мне живет такая хорошая актерская жадность.

в: Так вы трудоголик?

о: Абсолютно точно.

в: И сколько же часов в сутки вы способны работать?

о: Как выяснилось, 20. Это не значит, что так надо. Это неправильно. Работать нужно не больше 12 часов в сутки - даже этого достаточно, чтобы потом прийти домой и упасть замертво. Но иногда нужно быть командным игроком, не капризничать и работать сколько потребуется.

в: На съемочной площадке вам помогают каскадеры?

о: Я не люблю неоправданного риска. Когда понимаю, что выполнение этого трюка ставит под угрозу мою жизнь, то предпочитаю обращаться к каскадеру. В конце концов у меня есть дети, и вообще я очень хочу пожить.

в: А что на съемках "Кода апокалипсиса" приходится делать самой?

о: Я дерусь, стреляю. И в меня стреляют, что, надо сказать, довольно опасно. И самой стрелять тоже опасно, потому что ненароком можешь кого-то пристрелить. В Норвегии я чуть не убила оператора. Я стреляла из автомата, патроны, конечно, были холостые, но огонь-то все равно летит. А мне еще заложили в обойму слишком много пулек, в общем я пустила очередь... Пришлось срочно вывести на площадку второго оператора. На качающейся яхте я тоже дралась.

в: А что там было?

о: Бой был большой, много народу пришлось положить. Как раз в этот момент моя каскадерша порвала связки, и мне пришлось всю драку сниматься самостоятельно. Стараясь при этом не рухнуть в воду.

"Мы пели с Мирей Матье как старые подруги"

в: После такой серьезной подготовки вы наверняка сможете дать отпор любому негодяю.

о: Надеюсь, что мне никогда не придется этого делать, что рядом со мной всегда будет кто-то, кто сможет за меня постоять.

в: Но в случае чего дать ногой по лицу или заломить руку вы сможете?

о: Посмотрим. (Хитро улыбается.)

в: С вами теперь надо вести себя аккуратнее?

о: Да. Выбирать выражения, например. (Смеется.)

в: Вам нравится работать с Венсаном Пересом?

о: Это просто замечательно. Мне сначала казалось, что я не буду волноваться. Но в первый съемочный день я поняла, что забыла все. И вдруг он ко мне подходит и с дрожью в голосе говорит: "Привет, привет. Ну ты как? Слушай, я даже текст не могу запомнить. Как это звучит по-английски? Где же мой листок? Мы же даже не пробовали вместе ничего играть. (У нас в первый же день была очень важная сцена.) Ты как вообще играешь? А я?" - "Да я знаю, как ты играешь. Я видела". - "Нет, я сейчас хочу по-другому попробовать". Это было ужасно трогательно. Перес не изображает из себя звезду, он просто работает и делает все, закладывая десяточки. Про обаяние я молчу. Очень сложно, я вам скажу, его убивать. Бью его - и рыдаю.

в: Где вам больше всего понравилось сниматься?

о: Дома, потому что я вечером вижу детей. А так мне приходилось к ним без конца летать. Хотя за все время съемок "Кода апокалипсиса" не было ни одного места, где бы не происходило что-то особенное. Вы представляете, что значит полтора месяца сниматься в Париже? Ты вроде на работе, а в то же время в пяти минутах ходьбы - Лувр. А вот здесь Опера. А здесь известнейший ресторан De La Paix, в котором мы снимали одну из сцен. Как-то вечером я после тяжелейшей смены пошла поужинать в ресторан и увидела, что неподалеку от меня сидит Мирей Матье. Через пятнадцать минут мы уже вместе пели песни и болтали как старые приятельницы. А съемки в ночном Париже! Это же слов нет. Причем получается какая-то двойная сказка: на съемочной площадке вокруг тебя все движется, взрывается, машины несутся, каскадеры дерутся, а сразу за пределами площадки ты видишь Париж, украшенный гелиевыми шарами.

"Итальянцы очень реагируют на женщин"

в: А чем запомнились после Франции съемки в других местах?

о: А Норвегия! Там каждые десять минут менялась погода. Да что там десять минут! Мы начинали снимать дубль при одной погоде, а заканчивали при другой. Просто сходили от этого с ума. Зато красота-то там какая! Когда мы приехали в Аутленд, я подумала: "Ну, сколько я смогу здесь прожить? От силы дня три, причем исключительно с целью поспать. Просто все это время проваляться в кровати". Когда мы уезжали, я поняла, что с огромным удовольствием осталась бы здесь недельки на три. Вон в том заброшенном домике, к которому по скале ведет тропинка. Я выкинула бы свой сотовый телефон, ходила бы за молоком и хлебом с сеточкой, какие в моем детстве у бабушек были, а все остальное время просто сидела бы в тишине и любовалась природой... Представляете, мы ехали на катере, и вдруг рядом с нашей лодкой всплыл кит с китенком. Или мы снимали во Флоренции. В первый день у меня не было съемок, сидеть в гостинице, понятное дело, безумие. Хотя в такой гостинице грех не посидеть. Там все по-честному: написано Караваджо - значит, Караваджо. В номере, где у нас были съемки, потом поселился Берлускони. Правда, мы его затопили. Ну, ничего, наверное, перед приездом бывшего премьер-министра горничные успели подсушить фенами весь этот антиквариат. Так вот, в первый день я решила прогуляться, зашла в ресторанчик, я, кстати, просто обожаю спагетти, а потом вышла на улицу, посмотрела по сторонам и поняла, что передо мной готовые декорации для фильма по Шекспиру. Ничего не надо менять, только прохожих переодеть. А можно и не переодевать. Они будто из пьес Шекспира. А еще итальянцы очень реагируют на женщин. Я снималась в коротком платье, и мы просто не могли работать, потому что возле нас постоянно останавливались машины, и эмоциональные водители всеми способами выражали свое восхищение: разводили руками, вздыхали, кричали Belissimа! Съемки были очень насыщенные. И жалеть можно только о том, что мы живем в таком ритме, что просто не успеваем почувствовать вкус жизни, насладиться ею.

"Я просила подстричь меня под Мирей Матье"

в: Давайте вернемся к Мирей Матье. Вы были с ней знакомы?

о: Нет, мы познакомились в том ресторане. Я тогда просто повернулась на знакомый голос и увидела Матье, которая отмечала с друзьями свой день рождения. Я подошла к ней. Что я сказала, не помню. Наверное, "здравствуйте, я тоже актриса, но не смотрите на мое лицо, я после двенадцати часов съемок, и лица у меня сейчас просто нет". В общем, мы разговорились, потом я ей подпевала toujours amour (по-французски я больше ничего и не знаю) и рассказывала о том, как в детстве просила свою бабушку подстричь меня под Мирей Матье. Бабушка со своим горьковским акцентом спрашивала: "Кака Мирей Матье?" - "Бабуль, ну под яйцо", - передразнивала я ее. Мне, конечно, было неловко Матье об этом рассказывать, потому что понятно, что мне тоже не 18 лет. Но если бы вы видели, как она выглядит! Ни за что не догадаешься, сколько ей лет. Матье расспрашивала меня о нашем кино, взяла мой телефон, даже на премьеру обещала приехать.

в: Как вы при таком графике успеваете общаться с детьми?

о: Когда шли съемки "Няни", было, конечно, сложно. Сейчас проще, потому что дети ездили со мной на тренировки, они приезжают на съемки, когда я в Москве. Я с ними месяц отдыхала, вокруг не было никого и ничего. Мы действительно много времени проводим вместе, так что в этом смысле все сейчас нормализовалось. Практически каждый вечер мы вместе ходим в бассейн. Майкл меня спрашивает: "Мама, мы сегодня пойдем плавать?" - "Конечно". Аня потирает руки: "О'кей, значит, ты моя"...

Актер Венсан Перес: "Заворотнюк такая же звезда, как Катрин Денев и Софи Марсо"

Знаменитый французский актер, герой "Индокитая", "Королевы Марго" и "Фанфана-тюльпана", ответил на вопросы "Известий"

вопрос: Вы снимались с известнейшими французскими и американскими актрисами. Как вам работается с Анастасией Заворотнюк?

ответ: Она потрясающая актриса. Я думаю, что Анастасия может называться звездой с таким же правом, как Катрин Денев и Софи Марсо. В ней есть изящество, которое и делает знаменитых актрис звездами. С ней великолепно работать, потому что она, с одной стороны, необыкновенно профессиональна, а с другой - любит и умеет развлекаться. Я просто наслаждаюсь тем, как она играет, и думаю, что ее работа в "Коде апокалипсиса" удивит Настиных поклонников. Это будет нечто радикально новое по сравнению с тем, что она делала в "Няне".

в: С Заворотнюк приятно драться?

о: Мы так много работаем, что под конец дня уже мало что соображаем. Но все равно стараемся не покалечить друг друга.

в: Как вы поддерживаете себя в такой прекрасной форме?

о: Я бегаю, занимаюсь йогой и теннисом, хожу в тренажерный зал и... По-моему, этого достаточно.

в: "Код апокалипсиса" сильно отличается от других блокбастеров, в которых вам доводилось сниматься?

о: Я бы так не сказал. У нас отличный сценарий, хороший режиссер, операторы и осветители, которые работают на высочайшем уровне. Этот фильм должен стать хитом.

в: До этого вы снимались в "Линии жизни" Павла Лунгина.

о: Это было более камерное, интимное кино, а "Код апокалипсиса" - крупнобюджетный, масштабный проект. Но и в том, и в другом случае мне доставило удовольствие работать с русскими. Правила создания фильма во всем мире одинаковы, поэтому профессионалы из разных стран отличаются друг от друга только темпераментом. Русские, например, страстные. А еще они любят застолья, я тоже их люблю. И вообще, мне кажется, с очень многими людьми, которых я здесь встречаю, мы могли бы быть друзьями. Жаль только, что напряженный график не оставляет времени погулять по Москве. Успел только зайти на днях в Донской монастырь, который через дорогу от нас...

"Наши суперагенты не потеют!"

В специально сооруженном бункере снимали финальный бой между главными героями.

"Стоп! Это у нас что, кровь? Эй, добавьте кровушки на нож!" - раздался из-за стенки голос режиссера Вадима Шмелева. Изображающие бункер декорации не слишком просторны, а потому попасть внутрь, не мешая съемочной группе, было невозможно. Приходилось полагаться на слух. Благо диалоги в этот день предусмотрены не были, а топот и крики, доносившиеся из-за перегородки, позволяли догадаться, что за стеной идет драка. "Ножницы! Разрезайте штанину, добавляйте кровищи и снимаем порез крупным планом!" - снова скомандовал режиссер. "Рана вам нравится?" - поинтересовался женский голос. - "Да!"

На первых дублях вместо Анастасии Заворотнюк и Венсана Переса дрались каскадеры. А мне в это время посчастливилось посмотреть запись сцены, отснятой накануне. Началось все с Переса, который долго и внимательно разглядывал плазменную панель телевизора, а потом взял да и сорвал ее со стены. За большим экраном оказался монитор с сенсорными кнопками. Но стоило Пересу прикоснуться пальцем к первой цифре, в комнате появилась Заворотнюк: "Нехорошо обманывать коллег!" Следующей фразой, которую мне удалось расслышать (звук-то на пленке черновой), было: "Я тебя убью, как только пойму, что код верен". Тут-то и началось сражение, продолжение которого снималось за стенкой. Когда каскадеры отработали, а меня пустили-таки внутрь бункера, на съемочной площадке появился Венсан Перес. Не "вошел", а именно "появился": Вадим Шмелев торжественно, как Олег Табаков Алису Фрейндлих в первой части Марлезонского балета, вывел актера на середину площадки и скомандовал: "Go round and kick her in the stomach!" ("Повернись и ударь ее в живот!")

Итоги дубля режиссер комментировал коротко и по-русски: "Молодец!"

Хвалил Шмелев и Анастасию Заворотнюк, честно выполнявшую его завет: "Настя, не жалей этого иностранца". После первого же дубля, в котором актриса должна была пронести нож в нескольких сантиметрах от живота противника, Перес шутливо пригрозил, что если Заворотнюк и вправду вспорет ему брюхо, то узнает, что он только что съел на обед.

"Может, побрызгать актрисе на лицо, как будто она потеет?" - предложил постановщик драк. "Реально она потеет?" - спросил Шмелев. "Нет, но я, если бы мне пришлось вести ножевой бой, взмок бы через 3 секунды".

Режиссер отрезал: "Она - суперагент. А суперагенты не потеют".

Продюсер Сергей Жигунов: "Мы хотим нажиться на таланте Насти"

На вопросы "Известий" отвечает продюсер "Кода апокалипсиса"

вопрос: Где еще пройдут съемки картины?

ответ: После Москвы мы отправимся в Крым, снимать Ближний Восток. С вертолетной атакой, взрывами, в общем, пиротехники будет много. А в январе поедем в Малайзию.

в: Зачем вам столько съемочных площадок в разных концах света?

о: Героиня преследует человека, который, пытаясь скрыться, мечется по странам.

в: Компьютерной графики много будет?

о: В каких-то моментах без компьютерной графики обойтись невозможно. Но постараемся ею не злоупотреблять. Рисовать вторые уши или авианосное соединение шестого флота не будем. Если нам нужны самолеты, вертолеты или авианосец, они будут настоящие.

в: Масштабное должно получиться кино. Заграничный прокат планируете?

о: Мы тихо ведем об этом переговоры. Тем более что участие Венсана Переса вызывает интерес у западных дистрибьюторов, но пока они картину не увидят, никакого окончательного решения не примут.

в: Почему пригласили именно Венсана Переса?

о: Это была первая фамилия, которая сорвалась с моих губ при обсуждении кастинга. Режиссер не возражал. Перес тоже.

в: И как вам работается со звездой мирового масштаба?

о: Отлично. Он очень хороший парень.

в: Какие-то специальные требования предъявлял?

о: Ну что вы! В Норвегии мы жили в такой деревушке, где ни о каких удобствах и речи идти не могло. Перес - очень дисциплинированный и неприхотливый артист.

в: Сценарий писался под Заворотнюк?

о: Была идея использовать ее известность, при этом представив Заворотнюк в каком-то новом качестве, чтобы вызвать дополнительный интерес у зрителя. Вот и решили сделать из нее русского спецагента.

в: То есть "Код апокалипсиса" - это большая промоакция Анастасии?

о: Если честно, то это называется наживаться на чужом таланте. Ну, если отказаться от таких резких формулировок, то "Код апокалипсиса" - это брак по расчету. И Насте хорошо, и проекту. Дело в том, что в России много известных людей, но звезд мало. Заворотнюк - звезда. Я, правда, ей об этом не говорю. Даже наоборот - она получает от меня столько замечаний, что не успевает расслабиться.

в: У нее уже появились звездные замашки?

о: Удивляюсь, но пока нет. Сейчас она просто уставшая женщина, у которой нет времени подумать, кто она такая. И слава богу, потому что при таком внимании зрителей и прессы ничего не стоит в одночасье развернуться в "прекрасный" цветок.

в: В России сейчас очень активно выпускают патриотическое кино. Часто такие фильмы попахивают госзаказом.

о: Это был бы госзаказ, если бы не мы сами придумали эту историю. Изначально я вообще хотел, чтобы Заворотнюк сыграла ночную гонщицу, потом решили: неплохо бы сделать ее спецагентом, отстраненным от операции и действующим в одиночку. Наконец, подумали: а зачем ей увольняться из спецслужб? Пусть будет действующим агентом... Так что никто эту историю не заказывал. Хотя, конечно, сейчас на картине работают консультанты, которые вмешиваются в съемочный процесс на уровне деталей: так не держат пистолет, так не стреляют, так не разговаривают с подчиненными... По большому счету речь идет не о госзаказе, а о том, что голливудское кино надоело не только зрителям, но и кинематографистам. Сколько можно американцам всех спасать? Пусть наши спасают.

в: Ходят слухи, что это самый дорогой российский проект.

о: Я не знаю бюджеты своих коллег, тем более что цифры нередко завышают. А свой бюджет я знаю, и он, поверьте, не невероятен. Хотя у нас и картина значительно сложнее, а значит, и дороже, чем другие российские блокбастеры. Иногда смотрю в монитор и забываю, что это российская картина: в кадре одни иностранцы. Правда, потом появляется Заворотнюк - и все встает на свои места.

 

Анна Федина