Анастасия Заворотнюк. Няня-технологии

январь 2006

 

" Glamour ", январь 2006 • Анастасия Заворотнюк

Тридцатидвухлетняя актриса Заворотнюк проговорила о своей героине журналистам телевизионных и печатных СМИ все, что только можно, и не один раз. Glamour решил избежать темы "Моей прекрасной няни" и обсудил с девушкой круг вопросов, касающихся не Вики Прутковской, а непосредственно Анастасии Заворотнюк.

Одетая в открытое тёмное платье, Анастасия встретила корреспондента Glamour на нижнем уровне ресторана с итальянской едой. Она производила три действия одновременно: созванивалась с энтевышниками, цепляла срезку карпаччо и готовила себе чай. Не слишком медля, актриса приступила к новому заданию. Она принялась брать интервью у журнала Glamour.

- Что же, хорошо, что вы мужчина.

- Что, простите?

- С детства легче общаюсь с мальчиками. С мужчинами точно знаешь, на что ты можешь рассчитывать. С женщинами сложнее. У меня ведь не было тут настоящей женской дружбы.

- В Америке с женской дружбой так же дела обстоят?

- Да.

- Хорошо вообще в Штатах?

В Лос-Анджелесе лучше всего. Когда бы я туда ни приехала - все цветет. Люди вокруг все модные, полны надежд, у всех горят глаза. Любой официант мечтает о Голливуде... И потом, там сын родился.

- Это те роды, что под анестезией проходили? Восхитительно, говорят, облегчает женскую участь.

- Именно там. Именно под анестезией. Очень упрощается процесс. Вот первые мои роды были в России, в обычном роддоме (дочери Ане скоро 10 лет, рожденному в США Майки - 5. - Прим. Glamour). Я как зашла туда - кафель коричневый, простыни коричневые, работающие женщины все проспиртованные, орут! Помню, в этот момент подумала: все, сейчас умру! Шага не могла ступить. Жестоко обращаются с клиентами.

- А в Америке был специальный роддом?

- Да, это была хорошая клиника. Но там анестезию делают везде, в любом селе. А в России акушерки некультурные...

- У нас проблемы с воспитанием хотите сказать?

- Есть большой разрыв между тем, как мы живем, и тем, что мы декламируем. Мы говорим детям: "Надо быть добрыми, хорошими", а потом им же, подросшим, советуем:"Того подставь, другого обмани". У американцев же как слышится, так и пишется.

- Вы своих детей вывозите зарубеж? Окультироваться.

- Вывозила дочку в Англию. Но недавно прекратила. В связи с угрозой терроризма. Я понимаю, что вряд ли что-то случится, но для моей нервной системы это такая нагрузка - каждую секунду переживать.

- Правда ли, что вас необычайно ревнует муж?

- А вы представьте себе, что вашей жены не было бы дома целыми днями. Она вроде бы в Москве, а вроде бы и нет. Человек это терпит, терпит. Мне кажется, любой в такой ситуации может занервничать. Ревнует, наверное.

- Больше к успеху? Или к коллегам-актёрам?

- К вниманию вокруг, скажем так. К партнерам - нет. Но это было всегда, и до "Няни".

- Девушки любят внимание, рады флирту. Это естественно.

- Флирт - не флирт, но если не будет внимания к тебе, то и у любимого человека глаза потухнут.

- Бытует мнение, что вы актриса одной роли. Почему не было желания поучаствовать параллельно в других проектах?

- Это не так. Есть предложения, есть планы. Я буду сниматься в других картинах, и буду играть роли, кардинально отличающиеся от Прутковской! А параллельно сниматься было невозможно, потому что съемочный процесс шел не просто плотно - первое время, месяца три, мы снимали без выходных по 16-18 часов в сутки! Оставалось время поспать, умыться, принять ванну и наложить маску. К семи часам на грим и поехали. И потом, я делала параллельно шоу на СТС "Хорошие песни". Вкупе это меня страшно выматывало. Я два раза попадала в госпиталь Бурденко. От перенапряжения.

- Как избавлялись от стресса?

- Медики поставили на ноги. Врачи сказали, я живучая как кошка. Тьфу-тьфу, неубиваемое здоровье.

- А на дому как снимаете стресс?

- Сон. И дети. Когда приходишь домой никакая, просто плакать хочется - сразу к малышам. Стоит детские пятки поцеловать, и уже как-то легче становится. Поутру помогает музыка. Я раньше ставила какие-то мелодии, джаз, теперь же никакого джаза. Приоритет - веселые вещи: ABBA, Boney M.

- Ритмическая гимнастика?

- По пути на работу. Еду, танцую в машине.

- А какой марки у вас автомобиль?

- Не буду говорить - мало ли кто прочитает статью. Я ведь пережила два вооруженных налета и не хочу провоцировать еще один. В первый раз я была на шестом месяце беременности. По левую руку от меня стоял человек в маске, который постоянно перекидывал пистолет из одной руки в другую, справа от меня лежала бабушка. У меня начала дергаться нога, думала все...Обошлось. И во второй раз я была с детьми, с ножом у горла... Если позволите, не буду продолжать.

- Сочувствую. Но артист должен переживать какие-то не очень приятные эмоциональные состояния.

- Артистка должна давать себе страдать. Возьмем роль Джульетты. Это страшная ловушка, потому что, с одной стороны, ее имеет право играть только очень молодая девушка, с другой стороны, рассказать про такой уровень страстей, такую боль потери может только женщина, которая что-то пережила. В двадцать лет я в первый раз влюбилась. То есть какие-то увлечения были и до этого, но вот понять, что такое боль, я смогла только тогда. Только после этого я поняла, как играть и переживать на сцене.

- Вернемся к вопросам отдыха. Что для вас удовольствие, помимо здорового сна?

- Море. У меня внутри какая-то тоска по морю бесконечная. Я даже на пляже нахожусь, все равно тоскую по морю. Видимо, это от того, что я родилась на Волге и для меня вода - это такое какое-то крайне важное начало. Если я долго не вижу воду, у меня начинается форменная депрессия. Когда только приехала в Москву, жила на Большой Ордынке, в доме, где когда-то жила Ахматова, то у меня был любимый маршрут. Нужно было пешком перейти Красную площадь, я шла и "зависала" на мосту по полчаса. Кормила уток. Что еще в удовольствие? Половая жизнь - это тоже прекрасная жизненная деталь (смеется). Дети.

- Куда вы ходите?

- Они обожают пиццу. Это мы их перевели с картошки. Ходим в пиццерии.

- А для ума? У вас вообще дети умниками растут?

- Ну, предположим, в консерватории мы не были. А вот в театрах - да, конечно. Хотя маленького своего я боюсь пока водить, потому что он очень восприимчивый ребенок, необыкновенно. Мы однажды пришли в цирк, и он все представление не мог присесть, дрожал. Такое впечатление, что он кожей все впитывает - я боюсь, как бы не перегрузить ему нервную систему. Аня, дочка моя, как-то попроще, она уже умеет управлять своими чувствами. С ней мы ходили на мюзикл Notre Dame de Paris. Она сначала не очень поняла, но потом, дня через два, всех научила, и вся школа ходила, как горбуны, все пели эти песни. Мы умеем овладевать умами людей (смеется).

 

"Glamour"