Няня Вика возвращается!

июнь 2007

 

" Наше кино", июнь 2007 • Анастасия Заворотнюк

Поклонники Анастасии Заворотнюк могут хлопать в ладоши. После сомнительного успеха «Кода Апокалипсиса» (где Заворотнюк сыграла агента ФСБ) актриса решила вернуться к истокам. И в романтической мелодраме «Неидеальная женщина» опять играет миловидную простушку-провинциалку, которая опять влюбляет в себя столичного кавалера. Есть, впрочем, и отличия. На сей раз героиня Заворотнюк не няня, а парикмахерша. И воспитывает не чужих детей, а собственного сына. Мужчина ее мечты тоже не совсем свободен – парикмахерша отбивает его у близкой подруги. Причем по ее собственной просьбе! Разговор двух героинь на эту тему должен состояться как раз сегодня. Корреспонденты «НК» не могли пропустить эту ключевую сцену…

СЦЕНА ПЕРВАЯ. МАТЬ И СЫН.

15:00

Чтобы понаблюдать за съемками картины, едем на… сахарный завод! Завод уже давно разорился, сахар там не производят, а цеха сдают в аренду под съемки кино. Где-то там и обосновалась съемочная группа «Неидеальной женщины». Съемки фильма идут с утра, но в них участвует только маленький «сын» главной героини – актер Саша Сигуев. Сама же Заворотнюк появится на площадке только после 16:00.

16:15

Подругу Заворотнюк играет Олеся Судзиловская. Обе актрисы уже на площадке. И обе гримируются. Пока актрис приводят в нужный вид, прогуливаемся по павильону – осматриваем «квартиру» главной героини. Для бедной провинциалки она неожиданно большая. В ванной комнате можно разместить роту, а в зале – танковые учения! Вряд ли реальная провинциалка смогла бы в одиночку оплачивать такое жилье. Тем более что находиться оно по соседству с Останкинской башней (которая якобы видна из окна квартиры). При ближайшем рассмотрении выясняется, что башня нарисована на огромном плакате. Но в кадре, по словам режиссера, будет выглядеть как настоящая.

16:35

На площадке появляется Заворотнюк. Первое впечатление – очень худенькая! Второе – одета как-то нарочито безвкусно. Джинсовая куртка, шортики, черные высокие сапоги. Так, наверное, понимают моду наивные провинциалки. А поскольку главная героиня тоже провинциалка (из Пензы), то костюм подобран, в общем-то, правильно.

16:40

Перед разговором двух подруг киношникам нужно снять еще одну сцену – с участием Насти и ее маленького «сына», актера Саши Сигуева.

По команде режиссера Анастасия робко заглядывает в комнату «сына» и удивленно спрашивает:

- Почему ты дома?

- Нас сегодня пораньше отпустили. Физрук и учитель рисования заболели, - объясняет мальчик.

- Что, сразу оба? – опять удивляется актриса.

И заходит внутрь комнаты. Дальнейший диалог доносится только обрывками. Зайти вслед за Настей в комнату мы не можем (там камера), а актеры говорят слишком тихо.

17:00

Чтобы понять, в чем суть эпизода, перемещаемся в коридор. Там сидит режиссер (Дмитрий Фикс – фильмы «Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…», «Большая любовь»), а перед ним стоит монитор. И по этому монитору можно посмотреть, что же происходит в детской комнате. Жаль, но звук по-прежнему не слышен (он идет только в наушники к режиссеру). Видно лишь, что мальчик чем-то недоволен. Настя пытается его обнять, он что-то с обидой ей отвечает и убегает из комнаты.

- Кайф! Снято, - кричит Фикс, но почему-то требует все новых дублей.

И так много-много раз подряд.

17:30

Чтобы разобраться в происходящем, просим у помощника режиссера сценарий. Выясняется, что героиня Насти утром убиралась в комнате сына. И спрятала все его игрушки. Мальчика это обидело. Он понял, что мама приглашает в дом какого-то кавалера и сделала вид, что живет одна.

- Кто он? От кого ты меня прячешь? – спрашивает мальчик.

Но Настя от ответа уходит:

- Понимаешь, ты мой самый любимый, мой самый дорогой человек!

Между тем в жизни героини действительно появился Он (в исполнении Владислава Галкина) Но в сегодняшних сценах Влад не участвует.

17:45.

Фирменный говорок нет-нет, да и прорывается в эмоциональных репликах актрисы. Чтобы от него избавиться, она говорит тихо и спокойно. И даже фразу про «самого дорогого человека» произносит без надрыва, вполне будничным тоном. Режиссеру это не нравится. После очередного дубля он просит Настю заплакать:

- Мне не хватает твоей любви к сыну, твоих материнских чувств.

Самой актрисе слезы кажутся излишеством.

- Я ведь плакала недавно, в сцене на кухне, не много ли будет? – спрашивает она режиссера.

В итоге сходятся на том, что насте можно и не плакать, но эмоций добавить все равно надо.

18:00

Во время съемок актриса так и пышет нежностью к «сыну». А в перерывах между дублями не проявляет к Саше ни малейшего интереса. Сам «сын» нежностей от «мамы» тоже не ждет, понимает, что это только работа. Со стороны наблюдать за этим довольно интересно: сразу видно, что кино – это действительно великая иллюзия…

18:30

Съемки идут третий час, и за кадром актриса все время зевает.

- У нее была ночная смена. Она не выспалась, - объясняет помощник режиссера.

Впрочем, на качестве работы это не сказывается. В кадре актриса безупречно повторяет свой текст. А вот Саша от обилия дублей начинает оговариваться и сбиваться.

- Ладно, давайте заканчивать! – принимает решение режиссер. – Лучше, чем есть, все равно уже не будет.

СЦЕНА ВТОРАЯ. ДВЕ ПОДРУГИ.

18:55

Роман с мужчиной Заворотнюк заводит по просьбе своей лучшей подруги. Играет ее Олеся Судзиловская. Подругу по сценарию бросает ухажер, и, чтобы наказать его, Олеся просит Настю закрутить с ним «жестокий романс». Настя соглашается, поскольку иначе подруга не даст ей денег, а она по сюжету остро в них нуждается…

19:00

Договариваться об этой афере подруги должны в интерьерах рабочего кабинета Судзиловской. Построен он здесь же, в павильоне бывшего сахарного завода. Вышел из «квартиры» Заворотнюк – и тут же попал в «кабинет» Судзиловской. По сюжету она – врач.

19:10

Судзиловская, как и положено, облачена в белый халат. Только очень короткий и соблазнительный, чтобы были видны красивые ножки актрисы.

- Где стоим, что делаем? - нетерпеливо интересуется Олеся у режиссера.

- Сейчас все расскажу, мы для этого здесь и собрались! – бодро откликается тот.

У Заворотнюк тоже есть вопрос.

- Сколько будем снимать? – допытывается она у Фикса, поглядывая на часы.

- Часа три, - откликается тот.

- Ты говорил, что предыдущую сцену за два снимем, а вышло дольше, - тяжело вздыхает Настя.

Видимо, действительно устала. И хочет поскорее попасть домой…

19:20

Первый прогон. Настя выходит за дверь кабинета. А Судзиловская встает в уголок и делает вид, что плачет.

- Я же говорила никому не входить! – отзывается она на шум у порога.

Но потом видит, что это подруга. И сообщает Насте, что ее «Валерка бросил». Потом подруги садятся за стол и долго обсуждают «этого гада Валерку». Судзиловская при этом откровенно дурачиться, говоря дурашливым плаксивым голосом. До съемок еще далеко, сейчас нужно выстроить мизансцену, и тембр голоса значения не имеет…

19:25

Режиссер внимательно наблюдает за игрой актрис. И вносит свои коррективы. Во время разговора Заворотнюк сидит слишком свободно, закинув ногу на ногу. Режиссеру это не нравиться. Он просит Настю сменить позу, поскольку она не соответствует скромному характеру ее героини.

- Но мне неудобно сидеть по-другому, - сопротивляется актриса.

- Так надо! – настаивает режиссер…

19:30

Разговор у подруг долгий, и если они все время будут сидеть, зритель заскучает. Режиссер предлагает сменить мизансцену.

- Давай я так сделаю, - тут же откликается Судзиловская…

И, вскочив со стула, усаживается на стол, как бы между делом показывая подруге фотографию любимого.

- Молодец, хорошо придумала! – отзывается режиссер.

19:35

Свой длинный текст Судзиловская произносит скороговоркой и даже «путается в показаниях». В одной реплике предлагает Насте 500 долларов за совращение любимого, а в другой – уже 700. Режиссер к словам не придирается. Ему важнее понять, как перемещаются в кадре героини. Заворотнюк по его замыслу все время сидит. И размышляет над необычным предложением подруги. А та, напротив, нервничает. И постоянно вскакивает с места.

- Вот в этом месте мне хочется поближе к ней придвинуться, - опять предлагает Судзиловская.

Берет Настю за руки и доверительно смотрит ей в глаза:

- Ну, помоги!

- Очень хорошо! – оценивает находку режиссер и, обращается к съемочной группе, еще раз хвалит актрису:

- Олеся мне предложила две замечательные идеи.

Та в ответ довольно улыбается…

19:55

Пройдя сцену до конца, актрисы проигрывают ее снова. Уже с учетом всех поправок. Придирок к их игре нет: девушки играют так, как будто действительно хорошие подружки и знают друг друга «тыщу лет».

После второго прогона их отпускают на грим. А оператор и режиссер начинают размышлять над тем, в какой угол ставить камеру и с каких ракурсов снимать всю эту сцену. Единомыслия на этот счет у них нет, и подготовка к съемкам обещает растянуться на несколько часов. Мысленно пожалев актрису Заворотнюк (которая, видимо, не скоро попадет домой), ретируемся со съемочной площадки. Ведь самое интересное на сегодня мы уже увидели…

СПРАВКА «НК»

У парикмахерши Любани (Анастасия Заворотнюк) есть сын, но нет мужа и постоянной прописки в Москве. В начале фильма ее увольняют с работы, и Любаня обращается за помощью к своей подруге Симкиной (Олеся Судзиловская). Подруга тоже переживает не лучшие времена: от нее ушел любимый мужчина Валерий (Владислав Галкин). Симкина мечтает вернуть Валерия и предлагает Любане сделку: та должна «случайно» с ним познакомиться и закрутить с Валерием роман. А потом бросить его, и тогда он вернется к героине Судзиловской.

Любане эти игры не нравятся, но положение у нее безвыходное, и она соглашается «подиграть» подруге. А в результате влюбляется в Валерия. И встает перед непростым выбором: продолжать игру или рассказать любимому правду?

ЗАБАВНЫЕ ФАКТЫ СО СЪЕМОЧНОЙ ПЛОЩАДКИ

• По сценарию героиня Заворотнюк парикмахерша. Поскольку ее профессиональная деятельность тоже будет показана в картине, перед съемками актриса взяла несколько уроков парикмахерского искусства. На общих планах она будет стричь сама, а на крупных ее руки заменят руки профессионального парикмахера.

• Съемки фильма начались с казуса. Киношникам была нужна хорошая погода, и поскольку лето было уже на исходе, первыми решили снимать натурные сцены. Как на грех, в первый же день съемок погода испортилась! Несколько дней несчастные актеры мокли под проливным дождем. А когда группа наконец-то переместилась в павильоны, по иронии судьбы… опять установилась хорошая погода!

 

"Наше кино" №6