Секретные материалы

1-7 октября 2007

 

" Ваш досуг ", 1-7 октября 2007 • Анастасия Заворотнюк

Анастасии Заворотнюк давно надоела няня Вика. И пока по телевизору еще идут старые серии всем известного ситкома, большие экраны штурмует «Код апокалипсиса» - приключенческий боевик, в котором актриса бегает с автоматом Калашникова, прыгает с небоскреба и соблазняет злодея Венсана Переса.

О съемках фильма Вадима Шмелева писали все газеты. «Желтую прессу» интересовали в основном встречи Анастасии Заворотнюк с Сергеем Жигуновым, который проводил на съемочной площадке довольно много времени. Издания посолиднее пытались угадать, какой у картины бюджет: не каждый режиссер в России может позволить себе отстроить по соседству с Феодосией декорации пакистанского дворца или арендовать «на время» эскадрилью истребителей. Фанаты актрисы переживали, увидев ее на одной из фотографий со светлыми волосами: образ Заворотнюк-блондинки в головах как-то не укладывался. О том, какого же было на съемках «Кода Апокалипсиса» на самом деле, Анастасия Заворотнюк рассказала в интервью корреспонденту «ВД».

- «Код Апокалипсиса» – первый проект Фонда поддержки патриотического кино. Вы считаете, именно таким должен быть патриотический фильм?

- Это решаю не я одна. Есть еще режиссер и продюсер. Они эту историю увидели такой. Я приняла ее и сыграла. Хотя я понимаю, что в жизни сотрудники спецслужб – другие. Со многими из них я познакомилась. И как мать знаю, что очень тяжело идти спасать бесланских детей, рискуя собственными, оставляя их соседке: «Посмотри за моими пару часов…». Это действительно подвиг с их стороны.

- Это правда, что Вы отказывались от дублеров при выполнении сложных трюков?

- Скажем так: большинство опасных трюков я делала сама. Например, по сценарию я должна была сесть в самолет «МиГ-29» и пролететь на нем какое-то время. Специалисты знают, это не для слабонервных. Мне профессионалы-летчики объяснили, какие перегрузки бывают с человеческим организмом, и на что я буду похожа, если полечу. В самолет меня провожали молча, бывалые летчики смотрели на меня как на смертницу. Но все обошлось. Жаль только, что это так и не вошло в фильм…

- Расскажите о самых экстремальных трюках.

- Во время эпизода в Малайзии на башнях-небоскребах я должна была прыгать с парашютом. Мне сказали, что поднимут на три метра, а подняли в итоге на все двенадцать и бросили оттуда парить в свободном полете. Тормозили меня вручную два улыбчивых малайца. Думала, онемею навсегда.

- Было страшно?

- До конца жизни не забуду, как снимали финальный взрыв. Спрашиваю у пиротехников, на сколько мне отойти. Отвечают: «На три метра, а потом беги как можно скорее…». Мой партнер Венсан Перес даже остался, хотя и опаздывал на самолет. Перед самым взрывом вдруг объявляют: «Все ушли на 300 метров, быстро…». И стою я одна-одинешенька, и что-то мне нехорошо. У меня ведь двое детей, мне нужно жить… Побежала, слышу – за спиной все взрывается. Вдруг взлетаю и падаю. Потом лежу и думаю: «Все, осталась без рук и ног…». Но все обошлось.

- Травмы были?

- А как же без них? Сотрясение мозга и ушибы – это ничего. Могло быть гораздо хуже. У нас драка была на яхте в Норвегии. Я стреляла из автомата. Неожиданно из него полетели искры и сажа, и меня задело по лицу. Первое, за что я испугалась, - глаза: у меня ведь линзы, думала, зрение потеряю. И еще щеку оцарапала.

- Что значит быть суперженщиной?

- Суперженщин не бывает. Бывают профессионалы в определенной области. Бывают хорошие мамы, надеюсь, что и я принадлежу к их числу. Просто для любого человека, и для меня в том числе, очень важно выбрать свое дело и достичь максимальных вершин в нем. Можно сказать, стать идеальной в своем деле. Идеальной мамой, идеальной актрисой, идеальным другом. Очень грустно наблюдать сейчас за теми, кто вторгается на чужую территорию и выглядит при этом дилетантом.

- Нравилось ли Вам сниматься в сценах драк?

- Я не люблю оружие. Но когда мне в руки дали пистолет, а затем и автомат, то сразу почувствовала, какую власть оно дает. Даже чуть-чуть испугалась. Но потом меня все стали подбадривать, и через несколько минут я управлялась с ним так, словно всегда держала в руках.

- А душевные потрясения были?

- Когда меня покрасили в блондинку, я почувствовала себя другим человеком. У меня изменилась походка, взгляд, если хотите, образ мыслей. Я вдруг поняла, почему «джентльмены предпочитают блондинок».

- Это роль что-то изменила в Вас?

- Да, я стала сильнее. И поняла, что значит быть сильной женщиной. Я ведь от природы мягкая и застенчивая. До роли няни Вики вообще была довольно закомплексованной. Так что роли влияют на меня даже больше, чем хотелось бы. Они обнаруживают во мне тот скрытый потенциал, что дремал до поры до времени. На самом деле, так здорово постоянно меняться – становиться лучше, сильнее, мудрее…

- В фильме ваша героиня много путешествует. Вас удалось посмотреть мир? Сколько месяцев Вы провели за границей?

- Точно не помню, такой плотный график съемок, что не успеваешь оглядеться, насладиться красотой, что-то посмотреть. В Норвегии очень переменчивая погода. А у нас вертолеты из Англии прилетали, и мы сидели, считали, сколько денег впустую тратим – то дождь, когда не надо, то палящее солнце… Во Франции мне удалось посмотреть Лувр. Но плохо помню, что там было. Шла, спотыкаясь о гробы в египетском зале. Голова была занята съемками. Не хотела расплескиваться.

- Что на повестке дня сейчас?

- Снимаюсь в картине «Неидеальная женщина». Это такая простая человеческая история про парикмахершу, у которой в жизни все не ладится, а потом, пройдя через многие испытания, она находит свою любовь. Я люблю подобные истории, ведь этот гламур, который нам навязывается, к реальной жизни не имеет отношения…

- Вроде недавно вы снялись в фильме про Шекспира…

- Нет, это был мюзикл. Там у меня очень интересная роль – роль девушки, которая по началу ведет себя как бандитка, а потом вдруг резко меняется и превращается в романтическую особу. Это очень непросто сыграть. Я люблю, когда в образе есть динамика.

- Вернетесь к няне Вике?

- Ой, пока не знаю. Недавно в газете прочитала, что я подписала контракт на очередной сезон этого ситкома. Неправда, ничего пока не подписывала. Думаю.

- А хотели бы?

- Честно говоря, уже хочется чего-то другого, новых образов, новых характеров. Наша жизнь так утроена – мы должны идти вперед, меняться, расти. Без этого никак.

 

Анна Басарова
"Ваш досуг" № 39 (331)