Анастасия Заворотнюк: "На пляже Петя протянул мне кольцо, а я стояла, дрожала и не могла сказать ни да ни нет"

1 октября 2008

 

"Теленеделя" №40(53), 1 октября • Анастасия Заворотнюк

Их путь длинною в год к Дворцу бракосочетания не был усыпан розами. Актриса и ведущая шоу «Ледниковый период» на Первом канале Анастасия Заворотнюк и пятикратный чемпион США по фигурному катанию Петр Чернышев познакомились прошлой осенью. Дальше были разлуки со звонками через океан, работа до изнеможения и встречи на сутки. В сентябре Настя и Петя официально стали мужем и женой. О бракосочетании и своей любви молодожены впервые рассказали в эксклюзивном интервью Полине Валеевой.

 

Мы говорили, говорили и договорились

Настя: Мы с Петей познакомились на проекте «Танцы на льду. Бархатный сезон» осенью 2007 года. Наши пути могли пересечься еще раньше – Петя должен был участвовать в первой части проекта (его приглашали, но он не смог вырваться в Россию из-за работы в США).

Петя: Я мог бы приехать на год раньше. И, может быть, все эти передряги с желтой прессой были бы уже позади. Но на тот момент у меня были контракты в Америке. Я заметил Настю в первый же день нашего гала-шоу в холле рядом с гримеркой. Она проходила мимо в сногсшибательном платье, и я был сражен ее красотой.
На тот момент я работал в России около месяца: тренировки (я катался с Юлей Ковальчук), общение с новыми и старыми друзьями… К тому же у меня были обязательства в Америке – перед моей партнершей по фигурному катанию Наоми. Так что я постоянно улетал и прилетал, мотался по миру. У Насти, кстати, был точно такой же период. У нее своя работа, у меня своя. Ничто, так сказать, не предвещало…
Мы снимали первое соревнование. И в тот момент, когда мы с Юлей откатали наш танец и стояли перед камерами, мы снова встретились с Настей взглядами. Думаю, именно тогда между нами вспыхнула искра. Что-то близкое, знакомое. Какой-то момент узнавания друг друга. Меня это чувство не испугало, скорее, удивило. Это был не флирт, не игра.

Настя: Да, но я заметила тебя еще в холле. Просто я тебе никогда этого не говорила. На съемках я ходила «глаза в пол» и только кратко здоровалась со всеми: «Здравствуйте», «здравствуйте». Активного общения с участниками проекта, артистами, звездами спорта у меня действительно не было. Ребята встречались и после тренировок, очень часто все вместе ездили куда-нибудь отмечать победы. А меня всякий раз на следующее утро уже ждали – то на грим, то надо было срочно садиться в самолет и улетать. В общем, жизни не было – и никакого общения, соответственно, тоже, я никого не замечала. Если выпадал выходной, то он принадлежал исключительно детям…

Петя: Не знаю, насчет «не замечала»… Может, она и пыталась сделать вид, что она меня не замечает, но я со своей стороны этого игнорирования не чувствовал – для меня все выглядело достаточно естественно, и по мере накала страстей в соревнованиях, видимо, это и было менее заметно. Все улыбались, хлопали, поздравляли… И она вместе со всеми.
Мне очень хотелось посмотреть фильм «Код апокалипсиса», который тогда только вышел. Когда мне это удалось, я понял, что Настя в этом фильме и Настя в роли телеведущей – они очень разные. В общем, я с удовольствием посмотрел фильм. Но так как был вынужден бежать на репетицию, финал не досмотрел.
Одновременно с премьерой «Кода апокалипсиса» о Насте много писали в прессе, и для меня картина личной жизни Насти на тот момент была ясна. Что касается меня самого, то отношения с моей девушкой у меня тогда были довольно прохладные.

Настя: В тот день, когда наши с Петей глаза встретились, я всю съемку летала на невидимых крыльях. Меня это насторожило. И я сразу сказала себе: стоять! Возьми себя в руки! Опомнись! И впредь, когда я задавала Пете вопросы на сцене, то смотрела на кого угодно: на его партнершу, в камеру, в зрительный зал, - но не на него. И только изредка ловила на себе Петин взгляд, ироничный и очень спокойный.

Петя: Да, во время проекта мы общались только на сцене. За исключением одного случая. В очередной день съемок у нас закончился генеральный прогон. Я прилег на трибуне отдохнуть, расслабиться. И тут мимо меня, торопясь на грим, пробегает Настя. И смущенно так говорит: «Что не узнаешь без грима?» Я даже не помню, что ей ответил, потому чтобыл крайне удивлен – она говорит! Без микрофона! (смеется) И этот эпизод пробудил такое трепетное чувство внутри!

Настя: В следующий раз мы увиделись на банкете в честь окончания проекта. Раньше я никогда не ходила на подобные мероприятия, а тут вдруг захотелось пойти. Там были все: и продюсеры, и члены жюри, и, конечно, участники… В какой-то момент я поймала себя на мысли, что ищу глазами Петю. И так, потихонечку, нас с ним друг к другу притянуло. Наш разговор продолжался минуты три, не больше. Я собиралась уходить, а он только пришел.

Петя: Настя меня поздравила с победой на проекте, а я ее – с премьерой (кстати, «Код апокалипсиса» я потом досмотрел). И вот, когда мы с Настей стояли рядом, что-то происходило. Я определенно искал контакта с ней, неосознанно. Мы разговорились. По мере общения выяснилось, что нас снова связывает работа – гастроли по городам России с этим шоу. Для меня это было сюрпризом. В моих глазах она была успешной актрисой, и мне казалось, что ее занятость и ее статус выше, чем эти гастроли.
Во время тура «Танцев на льду» по стране мы познакомились поближе. Со временем, стали больше общаться, сближаться. Медленно, но очень естественно. Ее внутренний мир, не прикрытый прекрасной картинкой «телеведущая» или «актриса», меня тронул до глубины души – она открытая, человечная, теплая, трогательная.

Настя: В туре я вела жизнь отшельницы: почти ни с кем не общалась, завтракала, обедала, ужинала у себя в номере. Просто совсем не было сил. На мне не то что лица не было, я просто умирала. Усталость переходила все границы, и я балансировала на грани выживания. Не помогали ни лекарства, ни витамины. В таком состоянии я приезжала в очередной город вести концерт «Танцы на льду», каким-то чудом собирала себя, выходила на сцену… Но однажды вечером, во время гастролей, я все-таки вышла из номера и пошла в ресторан. Петя был там! И… мы сели и стали разговаривать.

Петя: Выяснилось, что у нас много общего – например, Настя, как и я, долгое время жила в Америке.
Мы говорили, говорили, говорили – и договорились (Смеются). На следующий день Настя уехала. Через несколько дней нам довелось пересечься в автобусе по дороге на концерт. Нам не нужно было говорить друг другу о возникшей симпатии. Нам просто было хорошо рядом.
Пока мы ездили в автобусах и общались, выяснилось, что то, что писали в газетах, - в основном неправда. Настя много рассказывала про детей. И ни слова – про личную жизнь. Ее как будто не было, этой ее личной жизни… А еще, помню, Настя боялась встать на коньки. И вот, мы договорились с Русланом Гончаровым пошутить над Настей. Во время «Танцев на льду» в Киеве Руслан вывел ее на лед и начал кружить.

Настя: Он поставил меня на лед на шпильках! Сейчас, когда мы снимаем «Ледниковый период» на Первом, я все время на коньках, а тогда – не умела. Ну и я стою, впившись ему в руки ногтями, и повторяю: «Держи меня, я сейчас упаду!» И тут Руслан куда-то уплыл, появился Петя. Он подхватил меня в поддержку под колени. И я сидела у него на руках и смотрела в глаза. У меня не кружилась голова, хотя он носился по катку с сумасшедшей скоростью. На трибунах 12 тысяч зрителей – но я вдруг ощутила, что вокруг ни души. Нет ни людей, ни света софитов. Только мы. Я у него на руках. Он совсем близко. И это удивительное чувство абсолютного покоя.

Петя: Хочу внести ясность: такое чувство появляется не у всех девушек, которые катаются в паре… Это был наш первый физический контакт. Мы так кружились по катку и смотрели только друг другу в глаза. И этот взгляд был как тот, самый первый, который я поймал четыре месяца назад на съемках шоу.

 

Казалось, между нами ничего быть не может: он американец, а я там не смогу

Настя: …Потом был Новый год, который пришел неожиданно быстро. Меня пригласили вести новогодний вечер на канале Россия. Я пела с Иосифом Давыдовичем Кобзоном. Концерт записывали несколько дней, и результат я увидела только в саму новогоднюю ночь по телевизору. Мы поем эту песню, и первый, кого показывают после нашего номера, - это Петя, который аплодирует чуть ли не стоя! Понятное дело, хлопает не мне, ведь его снимали в другой день, а передачу потом монтировали. Вот такое совпадение!..

Петя: И в следующий раз мы увиделись на катке – я обещал поставить Настю на коньки. Встретиться она могла только 6 февраля, а это мой день рождения! Чтобы «зрителей» было поменьше, мы отправились на лед часов в девять вечера, когда все катки в торговых центрах обычно закрываются… Покатались. Настя оказалась удивительно гибкой, пластичной, с хорошей растяжкой. Но для меня стало открытием, что при всем при этом способность стоять на коньках у Насти оказалась не на высоте. (Смеется.)

Настя: Мы катались на совсем маленьком катке. Но я умирала от страха, потому что первый раз в жизни вышла на лед на коньках, даже глаза от пола оторвать боялась. Петя честно сказал, что каких-то аховых способностей у меня нет. Мы покатались, я поздравила Петю с днем рождения. А он вдруг объявил, что уезжает в тур по Германии.

Петя: После катка мы пошли в ресторан, чтобы отметить сразу два события – Настя встала на коньки и у меня день рождения. Было мало народу, мы очень хорошо посидели, и разговор такой сложился открытый, по душам. Я спросил ее: а как там на личном фронте ситуация? Она мне объяснила, что ситуация плохая и вообще… И вот на такой неопределенно грустной ноте мы расстались. Периодически перезванивались. И пока мы общались, я понял, что Насте в жизни сейчас совсем не сладко, и мне захотелось быть рядом и поддержать ее.

Настя: Конечно, мы созванивались, но телефонные звонки – это все не то. И вот в одном из разговоров слышу в трубке: «О, и в Германии есть «Старбакс»! Мы проезжаем мимо него». И так Петя обрадовался, увидев что-то американское, что мне стало страшно. Меня осенило: что же мы делаем, ведь его жизнь – в Америке! А я не уеду в Штаты, не смогу там жить. Какое-то время мы, наверное, будем летать друг к другу… Но мы будем просыпаться и засыпать на разных полушариях земли! Влюбленную женщину всегда разрывают сомнения. Когда ты любишь, ты беззащитна. Ты как открытая для удара мишень. И в тот момент мне стало по-настоящему страшно.

 

Петя завоевал сердца моих детей

Настя: Однако… мы встретились в тот же день, как Петя прилетел в Москву.

Петя: По приезде из Германии все развивалось со скоростью света. Мы не предпринимали никаких мер предосторожности. Жили без опаски. И это, конечно, повлекло за собой шквал комментариев в желтой прессе. Мы не обращали на это никакого внимания. Хотя в прессе появлялись и довольно оскорбительные вещи. Через месяц я познакомился с Настиными детьми и родителями. Первая встреча с детьми для меня была особенно волнительна, потому что у меня своих детей нет и я даже не знал, чего от себя ожидать, не то что от них. Поэтому сильно волновался. Но момент знакомства прошел легко и просто, как-то по-дружески, тепло, по-человечески, безо всякой помпезности. Я видел, как нежно Майки и Аня относятся к маме, как она их любит. И я понял, что рядом с ними ощущаю счастье и тепло.
Мне снова надо было уехать – на неделю в Европу. Помню, Настя поехала меня провожать, и я вдруг вижу – дети тоже одеваются,
собираются меня провожать, спрашивают, когда я вернусь. Это было так приятно! Меня приняли!Конечно же, я понимаю, что не вправе претендовать на место их отца, но счастлив ощущать себя в роли их настоящего друга.

Настя: Произошло это на моем дне рождения – 3 апреля. Для меня важнее всего было то, как примут Петю мои дети. Я понимала, что не смогу быть с человеком, которого не приняли мои Майк и Аня. Но Петя завоевал их сердца! Майки сразу подружился с ним, а Аня минут тридцать внимательно слушала Петю в сторонке. Потом села на соседний с Петиным стул и начала разговаривать. В глубине души я громко выдохнула: значит, все у нас будет хорошо. И дальше мы просто стали жить вместе.
…Бежали дни, но я понимала, что его дом в Америке и когда-нибудь ему нужно будет уехать. Мы молчали, не говорили об этом, но в какой-то момент я подошла к Пете и сказала: «Я очень боюсь остаться без тебя. Если ты уедешь, то мне кажется, мы потеряем друг друга». А Петя спокойно спросил меня: «Скажи, чего ты хочешь?» Я ответила: «Не хочу, чтобы ты уезжал. Я смогу, я не умру, у меня дети, я должна жить и никаких суицидных мыслей у меня не возникнет. Я переживу… Только не знаю как». Он сказал: «Хорошо». И разговор закончился. Петя не вернулся в Америку. Я до сих пор не знаю, чего ему это стоило. Я боялась да и сейчас боюсь у него об этом спрашивать. Но если бы он этого не сделал, все наверняка сложилось бы иначе.

Петя: Я знаю, чтобыло бы. Ты сама сказала об этом: я прилетаю, захожу к себе в квартиру, закрываю дверь. Звонок. Это ты. Как в «Иронии судьбы».
Когда закончились съемки «Няни», мы засобирались в отпуск. Шутка ли – четыре года работы без отдыха! И мы уехали на целых четыре недели.

Настя: Отправились в Португалию, потом на Мальдивы. Две недели вдвоем на удивительно красивом острове! Вечерами мы сидели и планировали, куда отправимся, когда к нам на Мальдивы приедут дети. Петя говорил, что надо их свозить и на рыбалку, и с акулами поплавать… Аня и Майки приехали и все закружилось… Как же жалко было уезжать!

Петя: А после возвращения с Мальдивских островов мне пришлось уехать в Штаты. Нужно было подготовить несколько своих новых программ для наступающего сезона, а также поставить номера для других спортсменов. И в этот раз расставаться с Настей было по-настоящему тяжело.

Настя: Я хотела поехать с Петей, но у меня начались съемки фильма «Гоголь» у Натальи Сергеевны Бондарчук. Работа, дом… Петя далеко…

Петя: Пресса узнала о том, что я уехал. Началась мясорубка. Насте было совсем не выносимо, да и я понял, что без нее дышать не могу. И если счастье – вот оно, рукой подать, тогда зачем же его избегать, жить с закрытыми глазами? Чего я жду? И я сразу же пошел в магазин выбирать подходящее кольцо, чтобы сделать Насте предложение. Пришел. Купил… Мне хотелось сделать предложение, от которого она не смогла бы отказаться.

Настя: В какой-то момент я поехала на Сардинию понырять, благо образовалось «окно» в съемках. Там меня навестил Петя! У него тоже появилось свободное время между выступлениями – и он прилетел ко мне на пару дней.

Петя: Весь первый день мы плавали, загорали, а вечером пошли прогуляться. Идем мы по набережной, разговариваем. Сумерки, становится прохладно. И я стал Настю уговаривать: пойдем искупаемся!

Настя: А я сильно простыла, чувствовала себя неважно – поэтому отнекивалась. Ну и Петя пошел купаться один. Ночь темная, на небе лишь большая оранжевая, как апельсин, луна, я сижу одна на берегу, холодно, Петя где-то там вдалеке в море. Так грустно стало! А через несколько минут бежит Петя, мокрый, весь дрожит от холода. Протягивает мне что-то и говорит: «Смотри, что нашел, пока плавал!» Петя еще говорит, говорит какие-то слова, а я даже не могу поднять на него глаза. Ведь я понимаю, что там - в руке… И это настолько для меня неожиданно! Даже учитывая, что нас уже 148 раз поженили газеты.

Петя: Я сказал: пока там один плавал, нашел кое-что для тебя – и у меня родилась идея… пожениться!

Настя: А я стою напротив и не могу сказать ни да, ни нет. И только повторяю: «Я так счастлива!» Петя спрашивает: «Ну что ты скажешь?» А я: «Я так счастлива!»

Петя: (Смеется.) Стоял в мокрых плавках, зуб на зуб не попадал, надевал ей на руку кольцо.

Настя: Так мы и стояли на берегу и оба дрожали: я – от счастья, Петя – от волнения. Мы возвращались с пляжа, а я все никак не решалась посмотреть на руку с кольцом. И когда до входа в отель оставалось метров пятнадцать, я резко подняла руку – на камень в кольце брызнул лунный свет – и он ослепил меня… Я еще долго не могла привести в порядок мысли.

Петя: Мы отправились ужинать в ресторан. Я заказал шампанское. Мы сидели совсем тихо, хотя были абсолютно ошалевшими от счастья. Но все внимание зала почему-то было направлено на нас. Видимо, нас выдавали сияющие глаза.

Настя: Наутро Петя улетел в Америку, я отправилась в Милан. А когда я вернулась домой, женская часть нашей семьи собралась за круглым столом и меня начали расспрашивать о подробностях этой незабываемой сцены. «А он встал на колено?», «А кольцо было в песке?», «А плавки были мокрые?»… И, млея, слушали про предложение на пляже и про колено, преклоненное на песке.

 

Мы хотим красивое, волшебное венчание

Петя: Мы не успевали подготовить большую свадьбу, и это еще впереди. Мы оба православные, поэтому венчаться будем обязательно. Мечтаем о красивом, волшебном венчании, белом платье для Насти… Чтобы этот день стал таким событием, которое останется в памяти на всю жизнь. Мучительно вынашиваем план, потому что хотим, чтобы все было идеально. Нам важно, чтобы рядом были близкие и чтобы они тоже ощущали, что это настоящее торжество, праздник жизни.

Настя: Кстати, у меня свадьбы ни одной в жизни не было и белого платья тоже.

Петя: У меня тоже ни разу не было…

Настя: Белого платья? (Смеются.)

Петя: Как и с предложением, я решил, что промедление смерти подобно. Мы поняли, что хочется открыто заявить о чувствах. Вот, печати в паспорте уже поставили!

Регистрация брака Анастасии и Петра состоялась в сентябре в одном из московских Дворцов бракосочетания. Настя и Петя приехали в ЗАГС в обычной одежде вечером незадолго до закрытия заведения. Тонированный джип остановился у самого входа. Навстречу жениху и невесте распахнули парадные двери, и вдвоем они вошли в зал регистрации. Конечно, заявление молодые заранее не подавали, но в популярности есть немало плюсов… Работники ЗАГСа пошли на уступки – согласились расписать Настю и Петю вне очереди. Всю церемонию жених и невеста держались за руки, счастливо переглядывались и улыбались.

- Мы нисколько не волновались и не нервничали, - рассказывает Петя. – Просто отдали паспорта, расписались в документах, нам выдали свидетельство о браке. Вся церемония заняла не больше пятнадцати минут.

- Петя подарил мне 35 белых роз, которые он купил по дороге в ЗАГС, - говорит Настя. – А вот колец у нас пока нет.

- Они будут только на венчании. Я готовлю Насте сюрприз, - говорит Петя. – Я заказал нам кольца в Америке, но название бренда пока держу в тайне. За кольцами полечу лично.

А пока Настя носит то кольцо, которое Петя «нашел» в море, а ее муж – золотую олимпийскую печатку.

 

Полина Валеева

"Теленеделя" №40(53)