Анастасия Заворотнюк: «Петя — тот, кого я ждала»

1 ноября 2008

 

"7 Дней", 1 ноября 2008 • Анастасия Заворотнюк

Официальная регистрация отношений в загсе между актрисой Анастасией Заворотнюк и фигуристом Петром Чернышевым состоялась в сентябре. А недавно, накануне праздника Покрова, который на Руси издавна считался одним из самых удачных дней для венчания, молодожены заключили церковный брак. Таинство состоялось практически «на небесах» — на высоте 400 метров, в храме Воскресения Христова в Форосе…

— Настя, почему местом для венчания вы с Петром выбрали не Москву, не Санкт-Петербург, а именно Крым?

— Первая причина — желтая пресса, вторая — желтая пресса, третья — желтая пресса. (Смеется.) Ведь ее представители постоянно следят за нами, пишут о нас всякую несусветицу, причем сами же ее и выдумывают. Например, одна газета написала, что Петя католик. И даже подробно описала, как ради венчания со мной он принял православие…

Петр: При том что я всегда был православным!

Анастасия: Они про нас постоянно врут. Придумывают то католицизм, то иудаизм, то Петину старую любовь, то мою новую, то объявляют, что Петя от меня уехал, то — что я от него, — короче, выдумывают за нас такую активную жизнь, которой мы вовсе не живем. Вот нам и захотелось в этот важный для нас день укрыться от папарацци. Поэтому, когда мы выбирали место для венчания, столичные города даже не рассматривали. Кроме того, мы мечтали о свадьбе на природе, на открытом воздухе, поэтому искали место с теплым климатом, красивым ландшафтом и обязательно с большой водой. Ведь мы оба обожаем воду. А Петя по гороскопу вообще Водолей, к тому же вся его спортивная жизнь связана с водой, только в замороженном виде.

Петр: Идея устроить свадьбу на море родилась летом, когда мы с Настей месяц провели на Мальдивах. Находясь в этом раю, искренне жалели, что с нами нет родных и друзей. Вот тогда и захотелось посадить всех близких в самолет и отвезти их в какое-нибудь сказочное место.

Анастасия: Когда стали подбирать конкретное место для свадьбы, думали про многие страны, среди них как варианты рассматривали Кубу, Арабские Эмираты, Доминиканскую Республику, те же Мальдивы. Но где-то получался перелет слишком долгий, утомительный, где-то отсутствовала православная церковь. Тогда мы отправились на знаменитую виллу д’Эсте под Миланом, в которой останавливался Наполеон и фонтаны которой воспел в своей пьесе Лист. Два часа менеджер водил нас по дворцу, показывал роскошный парк, озеро Комо, православную церковь, расположенную поблизости. Я уже представляла, как здесь будет проходить наше венчание, и тут этот синьор пошутил: «Единственное, что мы не можем гарантировать, так это то, что через год здесь будет такая же хорошая погода, как сегодня». Я изумилась: «Какой год? У нас торжество через три недели!» Тогда изумился он. Оказалось, что легендарная вилла расписана на год вперед — под конференции, конгрессы, свадьбы. Как же я расстроилась… И все-таки время, проведенное в Милане, не прошло напрасно. Хотя с виллой ничего не получилось, зато там я купила свадебное платье. Обошла десятки бутиков, пока в последнем не нашла совершенно потрясающее, а к нему перчатки, фату и букет из такого же  шелка… Вернувшись в Москву, мы с Петей вновь стали подбирать место для венчания. И вдруг одновременно подумали о Крыме.

Петр: Когда летом я прилетел к Насте на Сардинию, где она отдыхала, чтобы сделать ей предложение, она встретила меня в аэропорту. Дорога к отелю шла вдоль берега. Мы рассматривали в окно машины горы и море и в один голос восклицали: «Как похоже на Крым!» И вот в результате «накаркали». (Смеется.) Сардиния, где Настя ответила мне «да», стала для нас счастливым пейзажем. И нам захотелось, чтобы место венчания было похоже на нее. Вообще, с Крымом у нас обоих связаны очень приятные воспоминания. Я в детстве отдыхал под Ялтой, в поселке Магарач. Мне было пять лет, но я помню, как местный мальчишка Буба научил меня плавать и прыгать с пирса.

Анастасия: А я впервые попала сюда только три года назад. Отправила детей на три месяца в санаторий в Форосе — у Майкуши был астматический компонент, и врачи посоветовали местный климат, — и я приезжала их навещать. Действительно, Крым детей абсолютно изменил и оздоровил. Я прилетала к ним из Италии, где снималась в «Коде Апокалипсиса», и буквально влюбилась в эти чудесные места, подружилась с мэром Ялты Сергеем Брайко и его женой Ларисой. А потом присмотрела себе большую квартиру в прекрасном месте, рядом с Ботаническим садом. И вот уже третье лето подряд отдыхаю здесь с детьми. Кстати, когда Петя впервые приехал к нам на ялтинскую «дачу», оказалось, что в детстве он не раз бывал именно на нашей улице. Мы гуляли по ней, и он вспоминал все, увиденное когда-то… В общем, выбор Крыма как места, где мы будем венчаться, был для нас обоих не случайным. Определившись с местом, мы тут же начали подготовку к празднику. И успели все организовать за рекордный срок — две недели.

Главной заботой при организации свадьбы Заворотнюк и Чернышева стало обеспечение секретности торжества. Поэтому при резервировании отеля, машин, яхты жених и невеста фигурировали без фамилий и имен. Директор Насти Марина Потапова вылетела в Ялту заранее, а молодожены, занятые своими проектами, руководили процессом то из Москвы, то из Европы — в зависимости от места своего нахождения. В Крым новобрачные прилетели накануне дня венчания, 12 октября. Вместе с ними прибыли их родители и братья, дети Насти Аня и Майки со своей неизменной няней Татьяной Петровной, а также американские друзья Чернышева: фигурист Джон Циммерман и партнерша Петра Наоми Ланг с мужем Марком Фицджеральдом. Языкового барьера зарубежные гости не чувствовали: Заворотнюк в свое время несколько лет прожила в США, поэтому прекрасно говорит по-английски, а для Петра, живущего в Америке уже 16 лет и ставшего гражданином США, этот язык почти родной. Из аэропорта компания по горному серпантину отправилась в дорогую ялтинскую гостиницу. Выбор на нее пал во многом из-за уединенности и закрытости территории. «Команда» Заворотнюк и Чернышева заняла все номера отеля. После семейного ужина невеста отправилась в свои апартаменты (чтобы до следующего дня, до самого алтаря жених ее не увидел — такова традиция). А жених с друзьями и детьми Насти тут же, в гостинице, устроил невинный «мальчишник»: народ купался в открытом бассейне, потом завязался шуточный бой апельсинами, и в конце концов запели песни, причем с особым воодушевлением исполняли под окнами невесты хит Джо Дассена «Если б не было тебя». В завершение всего, когда младшее поколение отправили спать, мужчины попарились в гостиничной бане… Последнюю «холостую» ночь жених и невеста провели в разных апартаментах и даже в разных корпусах. Однако балконы их номеров располагались прямо напротив друг друга. «Когда вечером я вышла подышать воздухом и увидела стоявшего на балконе Петю, — вспоминает Настя, — я почувствовала себя Джульеттой, счастливой и влюбленной». Мы послали друг другу воздушные поцелуи, и я отправилась спать. Я читала, что перед полетом в космос Юрий Гагарин заснул очень быстро — за пять минут. Вот и я перед таким важным событием в своей жизни мгновенно отключилась: взяла с собой в комнату Майки, мы обнялись и вот так вместе провалились в сон… Утром проснулась оттого, что на меня с улыбкой смотрел сын: «Волнуешься? Не бойся!» В этот момент я действительно стала нервничать — меня просто трясло! А Майки успокаивал: «Я все время буду рядом с тобой. Когда почувствуешь волнение, обернись, и я тебя поддержу». С этой секунды и до глубокой ночи, пока не заснул в машине по пути в гостиницу, Майки поддерживал меня и Петю как мог. То успокаивал, то смешил. Например, заявил: «Я тут подумал, что мне тоже надо определиться и жениться. Вот только со школой разберусь сначала». Майки часто такие перлы выдает, просто не верится, что ему всего 8 лет».

После завтрака невеста стала собираться под венец. Надеть объемную юбку ей помогала мама и 12-летняя дочка. В отличие от открытого и заводного Майки, Аня человек сдержанный и серьезный, твердо отстаивающий свои взгляды. Так, из-за увлечения мультипликацией в стиле анимэ девушка сейчас одевается во все черное. Даже для свадьбы мамы не сделала исключения и надела черное платье. Уважая вкус дочки, Заворотнюк сама купила ей этот наряд в одном из миланских магазинов… Процесс одевания невесты затянулся, но близкие знают за Настей слабость немного опаздывать. И просто терпеливо ждали невесту.

Наконец Настя, прекрасная как никогда, вышла из номера. Первой невесту во всем великолепии увидел сын. «Вау, очуметь!» — прокричал Майки, которому доверили нести за мамой шлейф. А отец Насти и ее старший брат Святослав в этот момент включили видеокамеры. Они оба телережиссеры: Юрий Андреевич работает в программе у Бориса Ноткина, Святослав — на «Ренмедиа», так что качество домашнего видео ими было обеспечено. По традиции жених и невеста отправились в церковь в разных машинах. Свадебный кортеж составили четыре девятиметровых лимузина и двенадцатиметровый черный «Хаммер», который из-за своих габаритов не мог подъехать по узким и извилистым улочкам Ялты прямо ко входу гостиницы и ждал гостей чуть поодаль. Наконец все разместились по машинам, и торжественная процессия отправилась в путь по красивейшей горной дороге, идущей вдоль Черного моря. Через полтора часа подъехали к поселку Форос, к церкви Воскресения Христова, возведенной на высокой скале над Черным морем. «Храм построен еще в 1892 году, так что место это намоленное», — объяснили свой выбор новобрачные. Лимузины подъехали прямо к крыльцу церкви, и невеста с женихом быстро вошли в храм. Новобрачные выслушали благословение отца Евгения и обменялись кольцами. Кольцо из крупных бриллиантов для своей невесты Чернышев увидел в каталоге, потом долго искал по всему миру, но смог заказать только в Лас-Вегасе. Обручальное кольцо Настя надела на тот же палец, на котором уже два месяца носит другой «алмазный» подарок Петра, его он преподнес 22 августа, когда делал предложение... В тот день Петр специально прилетел к любимой на Сардинию, где она отдыхала, буквально на несколько часов. Поздно вечером, к удивлению Насти, он пригласил ее искупаться, хотя ночь была прохладная. Настя идти в воду отказалась и осталась сидеть на берегу. А Петя пошел. И вдруг через десять минут выходит из моря, дрожа от холода. И что-то протягивает Насте: «Вот что я нашел в море!» Открывает ладонь, а там — кольцо с большим бриллиантом. Настя обомлела. И в эту секунду Петя сказал: «Выходи за меня…» От волнения Настя не могла сказать ничего, кроме: «Я так счастлива!» Не получив прямого ответа, Петя занервничал: «Ты скажи — да или нет?» И тогда Заворотнюк прошептала: «Конечно, да!» А рано утром Петр улетел. Оказывается, он специально так ограничил по времени свое пребывание на Сардинии — он боялся, что любимая может ответить ему отказом. И не представлял, что в такой ситуации делал бы на острове...

Когда сияющие новобрачные выходили из храма, дочь и племянница Насти — Аня и Полина — осыпали пару лепестками роз. Супруги и их гости расселись по машинам и отправились на ужин — вновь полтора часа по серпантину. По дороге Настя и Петя решили сфотографироваться на фоне озера. Местные рыбаки просто обалдели, увидев в крымской глубинке настоящую Заворотнюк в свадебном наряде…

Тихий семейный ужин состоялся на 43-метровой трехпалубной яхте «Святой Николай», которая под парами ждала гостей в бухте Балаклавы. Пока солнце не село и было светло и тепло, все веселились на палубе, где был накрыт фуршетный стол, настоящим украшением которого стал многоярусный фонтан из жидкого шоколада.

А когда стемнело, все спустились в кают-компанию на праздничную трапезу. У тарелок жениха и невесты стояли серебряные бокалы с гравировкой — подарок новобрачным от детей Насти. Это был единственный свадебный подарок, который супруги взяли с собой на яхту, все остальные презенты — а их было очень много — оставили в гостинице. Команду к началу пира дала Заворотнюк: «Давайте стартовать!» — а первый тост провозгласил Майки, которого Настя представила как «бестмена, лучшего друга невесты». «Желаю вам счастья, здоровья и чтобы вы, как звезды в созвездии, никогда не расставались!» «Глубоко копаешь!» — оценили метафору гости. Майк первый же крикнул «Горько!», супруги поцеловались, Аня констатировала: «Получилось сладко!» А Майки добавил: «Ставлю вам пять с плюсом. Говорю это со знанием дела — я-то уже знаю вкус поцелуя…» Мэр Ялты пожелал паре гармонии: «Настя такая веселая, заводная — она же по гороскопу Овен, знак Огня. Но Петя явно с этим «пламенем» справляется!» «Он — Водолей, вот и уравновешивает меня», — рассмеялась Настя. Отец Петра Андрей Петрович поздравил новобрачных стихотворной импровизацией: «Вы все-таки нашли друг друга: супругу — он, она — супруга. Благословенны небеса, что есть на свете чудеса!» А мама Любовь Васильевна рассказала историю своего знакомства с будущей невесткой: «Я быстро догадалась о том, что сын влюбился. Вдруг в наших телефонных разговорах с Петей — мы живем в Санкт-Петербурге, а он сейчас в основном в Москве — все чаще стало возникать имя Насти. А потом он почти перестал приезжать к нам на выходные. Я поняла: там стало что-то «завязываться». Потом Настя приехала к нам в гости раз, второй, а на третий оказалась на 40-летии нашей свадьбы… У Насти прекрасные дети, и сама она нам очень нравится. Кстати, она называет меня второй мамой. А я в шутку отвечаю: «Я не мама, а суровая свекровь». Мы уверены, что у Насти и Пети все будет хорошо. Ведь их отношения настолько очевидны, что вопросов не возникает. К тому же они уже не дети — Пете, к примеру, 37 лет, — у них есть жизненный опыт». «А мне глаза на их роман раскрыла наша няня Татьяна Петровна, — призналась мама Анастасии. — В начале весны она мне говорит: «Настя ходит такая счастливая. Приезжает домой после трудного рабочего дня и просто летает по квартире — танцует, порхает. Неспроста это!» А потом дочь познакомила нас с Петей. По его глазам я сразу поняла: это легкий и очень теплый человек. А потом не раз имела возможность убедиться в том, что Петя относится к очень редкому ныне типу мужчин, которые могут брать на себя решение проблем. И я вижу: у них с Настей очень серьезные, настоящие отношения. Когда дети решили венчаться, мы посчитали, что это очень трезвый, мудрый и ответственный шаг. А мы с мужем обвенчались 7 лет назад, прожив вместе много-много лет».

Удивительно трогательным в тот вечер оказался тост Наоми. Американка призналась, что ее потряс православный обряд венчания, а вспоминая о том, как на ее глазах зарождалась любовь Пети и Насти, фигуристка даже расплакалась. В конце своей речи она попросила супругов поцеловаться по-американски — под звон вилок о бокалы.

Наконец слово взяла Заворотнюк. Это было страстное признание в любви к мужу: «Когда я увидела, как катаются Петя и Наоми, испытала настоящее потрясение. И потом, наблюдая за Петей, чувствовала: то, что он делает на льду, больше чем спорт — он то ли кино снимает, то ли на сцене Большого театра танцует, то ли жизнь проживает. Однажды я услышала, как его сравнивают с Барышниковым, и еще раз убедилась, что этот фигурист — явление… Я всегда любила фигурное катание. В детстве видела по телевизору Ирину Роднину, подбегала к экрану и кричала, показывая на Ирину: «Это — я!» Этот детский восторг остался у меня на всю жизнь. И судьба распорядилась так, что я веду ледовое шоу… Я в таком восторге от съемок, что не чувствую холода, не чувствую усталости, находясь по 8 часов на коньках. Даже потихоньку привыкаю к ним, но до сих пор уверенно чувствую себя на льду только в Петиных руках».

После слово взял Петр, он был лаконичен: «Если бы нас с Настей забросили на необитаемый остров, мы все равно были бы счастливы, потому что с нами осталась бы наша любовь…» 
В конце ужина внесли трехъярусный свадебный торт с фигурками танцующих жениха и невесты. Оказывается, кондитеры, не зная, кому он предназначается, по традиции сделали невесту блондинкой. Пришлось на камбузе срочно перекрашивать волосы новобрачной из пралине шоколадом. А затем в темном южном небе вспыхнули огни роскошного фейерверка. После такого зрелища самые смелые гости решили искупаться и даже немного половили рыбу — поймали, кстати, ставридку, которую по случаю праздника отпустили назад в море. А Петя и Настя, обнявшись, просто любовались мерцающим ночным морем и луной. Когда они вместе с гостями вернулись в отель, их ждал номер для новобрачных — с зажженными свечами и сердцем из лепестков алых роз, выложенным на постели… На следующее утро вся компания улетела в Москву.

— Настя, венчание — шаг очень ответственный. Многие пары живут долгие годы, прежде чем идут в церковь. А вы с Петром познакомились всего лишь год назад, живете вместе чуть больше полугода. Почему же так быстро решили венчаться? Ведь у вас обоих за плечами непростой семейный опыт. Казалось бы, должны быть осмотрительны, не спешить…

— У нас действительно все случилось быстро. 22 августа Петя сделал мне предложение, 10 сентября мы зарегистрировали брак в загсе (спасибо, что нам пошли навстречу и расписали без положенного срока ожидания), а 12 октября мы венчались… И все эти шаги нам подсказали наши сердца. Мы просто слушали свои души и поступали так, как считали правильным. Наверное, можно было отложить венчание, готовить его не две недели, а полгода, пригласить не 20 человек, а 200. Но мы не хотели тянуть, откладывать, только чтобы поразить всех грандиозностью, размахом…

— Значит, перед тем как заключить брак на небесах, у вас не было ни сомнения, ни страха?

— Ни малейшего! Дело в том, что хотя, как известно, у меня это не первый брак, пойти под венец решилась впервые. До встречи с Петей такой мысли у меня ни разу не возникало. И, кстати, устроить свадьбу, надеть белое платье тоже захотелось впервые… В кино я уже надевала свадебный наряд. Но когда наряжаешься к собственной свадьбе — это совсем другие, волшебные ощущения. Свое подвенечное платье даже снимать не хочется — так бы и носила вечно! И все потому, что в Пете, в нашей любви я уверена на сто процентов. И даже больше. Он — тот самый, единственный мужчина, которого ждешь всю жизнь и с которым хочется «жить счастливо и умереть в один день».

— А кто из вас предложил венчаться?

— Петя первый произнес эти слова, настоял, но на самом деле он просто озвучил мои мысли... Когда я стояла перед алтарем, я как будто унеслась из обыденной жизни. Не думала о том, как выгляжу, что нужно говорить, не видела гостей вокруг себя. Чувствовала только ледяную от волнения руку Пети, видела алтарь, отца Евгения и ощущала безумное сердцебиение, почему-то где-то в горле. У меня так кружилась голова, что я периодически «цеплялась» взглядом за своих детей, которые смотрели на нас, улыбались и показывали глазами: «Все хорошо!..» Одно дело — поставить штамп в паспорте, и совсем другое — испытать такие глубокие душевные переживания. В детстве после причастия бабушка часто мне говорила: «Святость не снять». В день венчания я осознала, что это такое.

— Петр, а почему вы предложили Насте не просто зарегистрировать отношения, но еще и обвенчаться?

— Во-первых, я верующий человек, причем крестился в сознательном возрасте, в 16 лет. И для меня православные традиции — не пустые слова. Еще в Москве за неделю до венчания мы, как положено, сходили в церковь, чтобы принять таинство венчания и исповедоваться. А во-вторых, наши с Настей отношения с самого начала так правильно, так гармонично складывались, что хотелось верно достроить картинку нашего внутреннего мира. Ведь венчание — это стержень семейных отношений, семейного благополучия, просто раньше этому придавалось мало значения. Но к нам с Настей это осознание пришло.

Анастасия: Когда Петя заговорил о венчании, я внутренне словно уже ждала этого. Как в самую первую нашу встречу, когда мы мельком увиделись на съемках ледового шоу, я уже интуитивно предвидела наши отношения. В ту минуту наша будущая жизнь, свернутая в какой-то кристалл, вдруг развернулась передо мной, как огромная голограмма. Наверное, это называется озарением, когда в одну секунду понимаешь, что вот с этим человеком хочешь и можешь быть всю жизнь. И одновременно чувствуешь, что и он этого хочет. Я сразу поверила в нашу любовь, хотя в тот момент у меня была очень непростая жизненная ситуация, да и Петю я мало знала. На какое-то время это сбило меня с толку, обескуражило. Но вера, интуиция оказались сильней сомнений. И Петя действительно оказался «белым и пушистым». Точнее, русым и колючим, то есть небритым. (Смеется.) Мне, кстати, очень нравится его щетина. А он перед венчанием по совету мамы зачем-то побрился…

— Ваша свадьба получилась не только скорой, но и по нынешним меркам достаточно скромной. Вроде бы известным людям полагается пышное торжество с несколькими сотнями гостей. А вы и зарегистрировались без свидетелей, и венчание сделали тихим семейным праздником…

Петр: Просто нам не хотелось потом встречаться с друзьями и удивляться: «А что, и вы тоже были у нас на свадьбе?!» (Смеется.)

Анастасия: На самом деле мы не против шумных и пышных праздников. И в будущем обязательно устроим русский разгуляй — для друзей и коллег, артистов и спортсменов. Но венчание — не шоу, это совсем другая история. И потом, как можно позвать в храм 500 человек?! Тогда уж надо приглашать всю страну и всем народом гулять целую неделю. (Смеется.) Вообще-то у нас с Петей и так каждую неделю праздник — записи программ, шоу. Так что внешнего, чужого веселья нам хватает. А в данной ситуации нам хотелось семейного праздника, на котором ничто не отвлекало бы нашего внимания друг от друга. И еще чтобы дети были к нам очень близко. А когда на празднике появляется множество значительных персон, дети страдают — им не хватает внимания.

Петр: Для меня венчание прежде всего было тестом на честность перед самим собой. Это хорошее испытание для души: оказаться наедине с Богом, со своими мыслями и рядом с любимой женщиной. Недаром в кино так много эпизодов, связанных с побегом из-под венца. Конечно, это все комедии, но доля правды в них есть…

Анастасия: Так ты, стоя у алтаря, сомневался? (Смеется.)

Петр: Нет — я же безумно люблю Настю. Если бы сомневался, в храм не пошел бы. Просто хотелось еще раз, изнутри убедиться, что я все делаю правильно. Когда ехал в церковь, представлял, как там меня переполнят сентиментальные эмоции, думал, что расплачусь. Но у храма увидел Настю, которая выходила из лимузина в белом, совершенно ослепительном платье (а до этого мы с вечера не виделись), и обомлел. Это роскошное платье вдруг стало для меня фоном, на котором я видел только любимые Настины глаза и живые орхидеи в ее волосах. Меня вдруг переполнило чувство радости, свободы. Как будто после долгой болезни я вышел на природу и сделал первый глоток воздуха полной грудью, заново ощутив саму жизнь! И такое ощущение не покидало меня всю церемонию. Меня удивляло, что я так радостно спокоен и совершенно не волнуюсь…

Анастасия: Да уж, рассказывай, что ты не волновался. А почему же тогда у тебя руки были ледяными?

Петр: Просто кровь вся к сердцу отхлынула, а сам я был спокоен!

Анастасия: А меня, наоборот, трясло как осиновый лист — сердце неистово дрожало от счастья. Пару раз даже качнуло, и я чуть в обморок не упала, хорошо, что крепко держалась за Петину руку.

— А какой день — регистрации в загсе или венчания — вы в будущем будете отмечать как ваш семейный праздник?

Анастасия: Вы еще забыли про тот замечательный день на Сардинии, когда Петя сделал мне предложение. Кроме того, в будущем мы еще что-нибудь потрясающее в честь нашей любви придумаем. И не раз. Так что праздновать можем всю жизнь!

 

Инна Фомина

"7 Дней"