Анастасия Заворотнюк показала мужу город детства

28 октября 2008

 

"Теленеделя" №43(56), 28 октября 2008 • Анастасия Заворотнюк

Через неделю после бракосочетания Анастасия Заворотнюк и Петр Чернышев отправились... нет, не в свадебное путешествие. На правах законного супруга Петя заявил, что хочет знать о жене все. Настя, не раздумывая, купила два билета на самолет Москва — Астрахань и повезла любимого в город своего детства. По берегам Волги вместе с молодоженами гуляли Полина ВАЛЕЕВА и Виктор ГОРЯЧЕВ (фото).

Для этой маленькой романтической поездки супругам удалось высвободить в плотном рабочем графике лишь один день — субботу. Раннее, не по-сентябрьски жаркое утро. Самолет приземляется в астраханском аэропорту. Очутившись на твердой земле, Настя обняла мужа и набрала в легкие побольше воздуха родных мест.

— Петя, как здесь тепло! — шепчет она (в Астрахани +27 °С). — Словно в лето вернулись из промозглой московской осени.

Забросив вещи в отель в самом центре, на Красной набережной, супруги уселись в такси. И вот уже водитель мчит их по городу. Настя не отрывается от окна, а Петя замечает, что в городе активно ведутся реставрационные и строительные работы.

— Это власти готовят город к 450-летию! — объяснила Настя мужу.

Подъехали на Боевую, к обычной общеобразовательной школе № 37. Здесь когда-то училась маленькая худенькая девочка, которую звали Настя...

 

Три стрелы в сердце

Едва Настя и Петя вышли из машины, ученики высыпали на улицу — встречать знаменитую землячку и ее спутника. Пока актриса общалась с ребятами, Петя прогулялся по дорожке перед школой.

— Представляешь, Петя, я помню здесь каждый камешек! — поделилась Настя нахлынувшими воспоминаниями. — Каждое утро останавливалась у дверей школы, чтобы выбить песок из верхней одежды. Здесь у нас такой ветер — пока добежишь, все будет в песке: и пиджак, и туфли, и даже волосы! Поэтому дежурным частенько приходилось драить полы перед гардеробом. Я это просто ненавидела, но выбора-то не было! Чтобы как-то скрасить дежурства, мы с ребятами дрались в раздевалке шубами. Интересно, эта традиция до сих пор жива? (Смеется.)

Настя и Петя вошли в школу, трогательно держась за руки. Настя уверенно повела мужа к лестнице — показать кабинеты, где сидела за партой, писала контрольные, сдавала экзамены.

Навстречу спускается женщина. Увидев молодую пару, она в удивлении останавливается.

— Саида Рафиковна! Вы хотите сказать, что не помните меня? — улыбается Заворотнюк и обращается к Чернышеву: — Познакомься, Петя, это моя учительница биологии.

— Настюша, разве я могу тебя забыть?! — Саида Рафиковна обнимает бывшую ученицу и провожает гостей на второй этаж.

Так, обнявшись и наперебой расспрашивая друг друга («а вы как?», «а дети?», «надолго к нам?»), Настя и ее учительница доходят до кабинета русского языка и литературы.

— Да тут теперь все по-другому! Только портрет Пушкина висит на прежнем месте… Петя, иди ко мне, смотри! Я сидела вот здесь, — Настя устраивается на последней парте в ряду у окна. — Моя парта…

Петр подсаживается на «камчатку» соседнего ряда.

— Между прочим, у нас с соседом по парте была любовь! — игриво говорит ему Настя.

— Да?! Но теперь ты будешь сидеть только со мной! — Петя пересаживается к Насте и нежно обнимает ее.

Заворотнюк заметила, что в школе сегодня только девочки, и интересуется у учительницы, почему так.

— Просто сегодня суббота: в этот день мальчики обычно не досиживают до последних уроков, — отвечает Саида Рафиковна. — Теперь будут завидовать девчонкам, которые вас застали!

— Саида Рафиковна, расскажите, пожалуйста, о Насте-школьнице! — просит Чернышев.

— Настя была очень ответственной девочкой, любила лабораторные работы, — вспоминает учительница. — Я задавала ребятам то зернышко бобовое прорастить, то гербарий за лето собрать, то что-нибудь под микроскопом рассмотреть. За лабораторные я всегда ставила Настюше пятерки… А как она артистично отвечала у доски! Как сейчас помню: стоит в своем синем костюмчике, волосы забраны в хвостик, и серьезно так вещает: «Это открытие имеет очень-очень большое значение…»

Заворотнюк смеется, выходит к доске и мелом рисует сердечко, пронзенное тремя стрелами, потом берет в руки указку и серьезно так объясняет:

— Незадолго до свадьбы мой сын Майки подарил нам с Петей такой рисунок. Правда, сначала сердце пронзала одна стрела, потом Майки нарисовал вторую, еще немного подумал и изобразил третью, сказав: «А это чтобы уж наверняка!»

Чернышев шутит:

— Настя, положи указку, а то мне как-то не по себе!

— После школы я целый год училась в пединституте, поэтому знаю, как нужно держать указку, — актриса игриво грозит супругу.

И тут в класс врываются ученики — весть о том, что в школу приехали звездные гости, в момент облетела все классы, и ребята ринулись за автографами. После фотосессии влюбленные попрощались с учительницей и отправились на экскурсию по Астрахани.

 

Каток из лужи

Следующая остановка — дом № 68 по той же улице Боевой. В этой старой пятиэтажке Настя жила с родителями: папой — телережиссером Юрием Андреевичем, мамой — актрисой местного ТЮЗа Валентиной Борисовной и старшим братом Святославом. Молодоженов подвезли прямо к подъезду Заворотнюк.

— Вот здесь, перед подъездом, всегда была лужа, — рассказывает Настя. — В ней мы познакомились с Леной, которая стала моей подружкой. Точнее, это Лена хотела со мной познакомиться и как бы случайно у меня на глазах уронила в лужу целый пакет соленых огурцов. Потом посмотрела на меня и сказала: «Пойдем скорее к тебе мыть огурцы! Моя мама хочет сделать из них салат оливье!» Мы дружили до тех пор, пока я не уехала из Астрахани… А еще именно на этой замерзшей луже я как-то зимой покаталась на древних коньках времен детства моей мамы. В то время с катками в нашем южном городе была напряженка. Я при полном параде направилась во двор и попыталась прокатиться. Конечно, ничего не получилось! Я свалилась и здорово ударилась… Это происшествие навсегда отбило у меня охоту кататься. В следующий раз я встала на коньки только с Петей… Все-таки с любимым мужчиной падать не так страшно.

Пока Настя предавалась воспоминаниям, в окно ее увидела дочка бывшей соседки и выбежала на улицу.

— Юля! Какая же ты стала красавица, как выросла! — обнимая девушку, восклицает Настя и объясняет Пете: — Когда я здесь жила, Юля была совсем маленькая! Кстати, ее бабушка научила меня вязать крючком. Раньше бабушки целыми днями сидели на лавочках, вязали, разговаривали… Мои ровесники носились по двору, а я, как примерная тихая девочка, сидела на лавочке с бабушками и вязала салфеточки. Правда, продолжалось это увлечение всего два месяца, а потом я снова вернулась в детство.

 

Я рисовала музыку

Следуем за молодоженами в Астраханский кремль — на его территории расположена музыкальная школа, в которую Настю отдали в пять лет.

— У моего папы был друг — дирижер симфонического оркестра, — рассказывает актриса. — Он-то и предложил отцу отдать меня учиться музыке, чтобы не сидела дома одна, пока родители на работе. Вот в тех классах (Настя показывает Пете окна справа от входа в школу. — Прим. «ТН») я рисовала. Мне давали задание — рисовать музыку. Я была такая маленькая, что мне подсовывали 48 подставок под ноги и под попу, чтобы доставала до парты. По дорожке, по которой мы с тобой идем, я ходила четыре раза в неделю. У меня была большая сумка, набитая толстенными учебниками по сольфеджио. Я волочила ее по земле! А мама удивлялась, почему у меня так быстро протираются сумки. Я отводила глаза, пожимала плечами и говорила, что они просто очень тяжелые.

Школа закрыта на ремонт. Петя предлагает Насте прогуляться по территории Кремля. Дойдя до старинной колокольни рядом с церковью, Настя признается, что всегда мечтала попасть на самый верх. Подходит к служителю храма и просит проводить туда их с мужем. Молодые бесстрашно поднимаются по шатким деревянным лестницам.

— Как же здесь красиво! — восхищается Настя, оглядывая просторы. — Весь город как на ладони!

— Это ты сейчас особенно красивая, Настя, — нежно говорит Петя. — Спасибо, что привезла меня в твой город…

 

Кайнары тети Физы

Недалеко от Кремля находится Театр юного зрителя, где Настина мама работала актрисой-травести. Готовясь к поездке, Настя позвонила в театр, так что там ждали дорогих гостей.

По дороге к ТЮЗу Настя вспоминает, что хотела стать актрисой, еще когда не умела выговаривать это слово. Девочка росла за кулисами, многие спектакли знала наизусть. И более того, если актеры забывали текст, она им подсказывала. И тогда до зрителей доносились приказы руководства: «Это катастрофа! Выведите маленькую Заворотнюк из зала, выведите!»

— Знаешь, Петя, в театре до сих пор работает тетя Физа, она печет такие кайнары! — интригует актриса супруга. — Это такие татарские беляши. В жизни не ела ничего вкуснее! Надеюсь, сегодня ты их тоже попробуешь!

За столом в ТЮЗе собрались друзья Валентины Борисовны и Юрия Андреевича и Настин крестный — директор театра Виктор Яковлевич Бутенко. А главным угощением действительно стали те самые знаменитые кайнары тети Физы. Кстати, худрук театра Юрий Владимирович Кочетков некогда наложил строжайший запрет на это кушанье, чтобы актеры не поправлялись. Но долгожданным гостям можно все! Настя съела шесть кайнаров и вздохнула:

— Пусть теперь я не буду есть целую неделю, но остановиться не могла!

Растроганная тетя Физа тает от комплиментов звезды и обращается к Чернышеву:

— Знаете, Настя не могла не стать актрисой. Ее мама играла в спектакле «Сказки Пушкина» глубоко беременная!

— Так вот в чем дело! — удивляется Настя. — Петя, видишь, я не виновата! Это все они! (Смеются.)

 

Сочинения в стихах

Молодоженов ждет еще одна встреча — Настя приглашает Петю в ресторан знакомиться со школьными подругами Наташей и Ириной. С Заворотнюк они не виделись уже три года. Настя и Наташа вместе учились и в музыкальной школе, причем Наташа постоянно списывала у будущей звезды.

— У Наташки на всех диктантах была гениальная фраза, — рассказывает Настя за обедом. — Она говорила: «Извините, я не расслышала, там мелодия пошла вверх или вниз? Сыграйте еще раз!» И это в музыкальной спецшколе, после окончания которой мы могли сразу поступать в консерваторию! Какая там консерватория… Знаете, мне до сих пор снится страшный сон: я прихожу на последний экзамен — и не помню, что играть. У меня ледяные руки, я сажусь за этот огромный немецкий рояль, который стоял в концертном зале. Сажусь и думаю: какой позор! В аудитории полно народу, все готовы слушать. «Начинаем!» — говорит учитель… И я в ужасе просыпаюсь.

— Неужели вы были такими дружными, что никогда не ругались из-за мальчиков?

— А у нас были разные мальчики. У Наташки их просто не было до какого-то момента. Удивительно, ведь она была такая хорошенькая! У Иры — ухажер из старшего класса, у меня — одноклассник… — парирует Настя.

— А на дискотеки вы ходили?

— Нас не пускали! — смеются подруги.

— Зато Настя занималась в танцевальной студии «Лотос», — вспоминает Наташа. — Как-то она со своим партнером Никитой даже исполняла брейк-данс! Я была так потрясена, что попросила Настю научить и меня. Собрались у меня дома, стали учиться у мебельной стенки с зеркальными дверками. Настя начала показывать движения, но у меня ничего не получилось! Я не понимала почему. Тогда я предложила: «Может, проще исполнять брейк-данс на полу? Покажи мне движения!» Но Настя смутилась: «Мы это еще не проходили!»

— Да, до пола я так и не опустилась, — улыбается Заворотнюк. — Зато Наташа хорошо готовила! А Ира делала это еще лучше! В моей семье никто не готовил, только иногда папа устраивал кулинарные экзерсисы для мамы, когда она возвращалась с гастролей. Мне же очень хотелось научиться кулинарному делу. Ира готовила каким-то удивительным образом: разговаривает со мной, а руки так и летают! И вот уже она нарезала мясо, красиво разложила помидоры… Я никак не могла понять: как это у нее получается?..

— Настя у нас — творческая личность, — говорит Пете Наташа. — У нее были шикарные сочинения! Помню, в восьмом классе подруга написала сочинение в стихах, а учительница поставила ей тройку! Сказала, что не знает, как это оценивать.

— Тогда родители моих одноклассников пошли к учительнице: у девочки поэтический талант, а вы его губите на корню! — продолжает Настя.

— Сочинение было то ли про природу, то ли про то, как я провела лето. Сейчас это уже неважно, но тогда для меня это стало настоящей трагедией. Хотя оценку в итоге исправили на «отлично».

 

Первая зарплата

— Но самое яркое впечатление от учебы в школе — это поездки в колхоз, — уверяет Настя любимого. — Наташка у нас «блатная», у нее было освобождение, а мы с Ирой через это прошли. Дважды в год — в начале лета и осенью — ездили в колхоз пропалывать и собирать помидоры, гордость Астраханского края. Жили там почти целый месяц. Вечером собирались компанией и устраивали дискотеки. А днем выходили в поле. Правда, в основном мы этими помидорами кидались. Это было ужасно! Когда тебе попадают в голову помидориной, волосы становятся липкими. Их очень тяжело отмыть — с горячей водой в колхозе, естественно, были проблемы. Но самое жуткое — это прополка, потому что в начале лета на полях появлялась мошка. Чтобы спастись от нее, мы надевали на тело и лицо круглые сетки, как у пчеловодов, пропитанные соляркой. Только это помогало избежать укусов. Так мы, бедные дети, и работали. Зато нам за это платили. Не вспомню сейчас, о каких суммах речь, но это были наши первые деньги…

…День, полный встреч и воспоминаний, пролетел так быстро! И под вечер, простившись с подругами, Настя и Петя отправились на набережную.

— Мы ведь приедем сюда еще, правда? — спрашивает Настя у мужа. — Только теперь уже всей семьей — с мамой, папой, детьми!

— Конечно, приедем, ведь твой родной город — такой красивый! — говорит Петя и обнимает жену за плечи.

 

Полина Валеева и Виктор Горячев

"Теленеделя" №43(56)