Анастасия Заворотнюк: "Никогда не пустила бы в дом такую, как няня Вика"

10 сентября 2009

 

"Сегодня.ua", 10 сентября 2009 • Анастасия Заворотнюк

Актриса и телеведущая рассказала о том, как воспринимает прошлое, с чем осталась после развода и что имеет теперь. А также о том, как они с Петром Чернышовым полюбили друг друга с первого взгляда и как воспитывает детей.

— Настя, в сентябре прошлого года вы в Москве вышли замуж за фигуриста Петра Чернышова, а затем расписались в Крыму. Когда почувствовали непреодолимое притяжение к нынешнему мужу?

— С первого взгляда. Он на меня глянул, я на него - и поняла, что это тот человек, с которым хочу прожить всю свою жизнь. Несмотря на сложность моих личных обстоятельств на тот момент, так, Слава Богу, и произошло. Теперь мы вместе.

— А о вашем бурном романе с Сергеем Жигуновым никогда не вспоминаете?

— Нет, для меня это не актуально. И на сегодня эта тема уже настолько изжевана, что даже говорить о ней не хочется.

— Ваши сын и дочь умеют кататься на коньках, как их отчим?

— Умеют, но не так, конечно. (Улыбается). Майк мне во время моих занятий фигурным катанием говорит: «Мама, не надо переживать: одну руку будет держать Петр, вторую – я, и ты будешь в полном порядке!» Потом выходит на каток в налокотниках, наколенниках, перчатках, держится за бортик и кричит: «Мама, давай!». (Хохочет). В нашей семье жить в свое удовольствие – главный девиз. Знаете, жизнь очень короткая штука, и дается не для того, чтобы кого-то прессовать или душить. Хорошо, когда у близких людей совпадают желания.

— Неужели, позволяете детям абсолютно все?

— Не считаю себя строгой мамой, но дважды одно и то же я не повторяю – дети знают, что нужно так и поступать, и другого не дано. (Смеется). На самом деле, идем друг другу навстречу, я во многом уступаю, дети это ценят.

— И все же минувшее 1 сентября у ваших детей, судя по всему, прошло без мамы?

— Да, в этом плане – сплошное эмоциональное расстройство, поскольку первого числа я осталась в Ялте на акцию, куда мы пригласили деток из детских домов. Проводили для них день бесплатного катания. А полночи перед первым школьным днем провисела с Аней и Майком на телефоне и все утро, кстати, тоже. Могу только сказать в свою защиту, что и форма, и обувь, все вплоть до носовых платков, было выбрано под моим чутким руководством. Контролирую все эти моменты, дети привыкли, что все об их жизни мама должна знать досконально. (Улыбается). Скучают, конечно. Только что, вот, дочка звонит и спрашивает: «Мама, ну когда же ты домой уже?».

— Это уже в каких они классах?

— Дочка пошла в восьмой, а сын – в третий. Учатся в одной школе, а музыкальное обучение у нас проходит на дому. Майк уже два года занимается музыкой, своим примером подтолкнул к игре на фортепьяно и сестру.

— Слышала, что дети недавно подготовили Вам какой-то потрясающий музыкальный сюрприз?

— Дети все время меня чем-то удивляют. Знают, что я очень трепетно и серьезно отношусь к их занятиям музыкой, и устроили мне полуторачасовой домашний концерт. Играли много разных произведений, и, главное, моего любимого композитора Сен-Санса! Майкл исполнял «Аквариум», а дочь – «Лебедя». Это было настоящее чудо, настолько очаровательно! Я надела красивое платье и слушала их выступление с комом в горле от трепета.

— Чем полезным дети еще занимаются в Ваше отсутствие?

— Сын серьезно увлекается плаванием: тренировки три-четыре раза в неделю по полтора часа. Дочка пробует себя в разных видах спорта, а в этом году увлеклись с ней верховой ездой. Ане очень важно, чтобы мы делали это вместе, сообща, как лучшие подруги, и я очень ценю, что она так трепетно проявляет ко мне свои чувства.

— Настя, вы уже свили уже собственное гнездышко в Москве?

— Да, наконец-то приобрела собственное жилье, теперь у меня очень уютная квартира. После развода мы с детьми начали жизнь практически с нуля. Вначале у нас не было абсолютно ничего стоящего. Я, знаете ли, очень удачно развелась: в одной руке – рука одного ребенка, в другой – другого. (Улыбается). Но ничего страшного, как видите, не случилось. Мы не просто справились, а у нас все замечательно! Собственно, такого рода проблемы придают еще больше сил, поскольку остро чувствуешь ответственность перед детьми. Теперь я вышла замуж за Петра и у нас есть еще две квартиры в Нью-Йорке.

— И в Ялте тоже две...

— Спасибо мэру города – помог с приобретением этого жилья, протежировал, чтобы нам сделали большие скидки для выкупа этих квартир. Жилье ведь в Ялте элитное, стоит очень дорого и сами бы мы не потянули. Очень горжусь нашей дружбой с семьей Сергея Ивановича: женой Ларисой, сыном Ванечкой, дочкой Машей. Не перестаю повторять, что он мудрый человек, тонкий политик и никакие недоразумения между мной и господином Червоненко не должны опорочить его имя. Сергей Иванович помогал нам сделать проект «Ялта Айс», в который верило так мало людей. Это же практически фантастика, что ледовый каток находится на набережной при такой жаре. Еще в апреле мэр собственноручно просчитал до миллиметра территорию, чтобы не возникло столкновения ничьих интересов, а потом господину Червоненко вздумалось расширить сцену для ралли, с чего и начался наш конфликт.

— Настя, именно поэтому вы, россиянка, выбрали Ялту и для свадьбы, и для отдыха, и для бизнеса?

— Как вам сказать, конечно, есть политические границы, но давайте будем откровенны: моя фамилия Заворотнюк и началась моя жизнь во Львове. Да, я – российская гражданка, а муж мой – гражданин Соединенных Штатов Америки, но ведь душевная привязанность к какому-то месту не имеет границ. Я люблю Украину, люблю Россию, комфортно себя чувствую в США, а в Ялте мне просто хорошо, там я чувствую свои корни. Планировали вначале в Европе или России свадьбу играть. В Америку не полетели бы точно, поскольку у всех наших близких тоже были свои планы, а тут эта волокита с визами, да и родителям пришлось бы перенести сложный перелет.

— А как Вам удалось провести официальную часть без особой шумихи?

— Договорились с людьми, которые работают в московском загсе, чтобы никого из посторонних не было. Приехали вечером к закрытию на машине в черных очках. Я была в джинсиках, белой рубашечке и джинсовом пиджачке с огромной охапкой белых роз. Погуляли, конечно, потом на славу. Чтобы сделать мне предложение Петр прилетел в Италию на пару часов. Я говорю, мол, а почему же ты назад улетаешь, а он: «Я не знал, ответишь ли ты согласием, поэтому на всякий случай купил себе билеты назад». (Смеется). Потом решили еще и в широком кругу отпраздновать свадьбу, чтобы все порадовались вместе с нами. Пошли нашей большой командой участников шоу «Ледниковый период» в ночной клуб. Выбрали такой, чтобы никто из корреспондентов туда не проник. Правда, все-таки поймали одного засланного козачка, забрали у него пленку, потом вернули фотоаппарат. Абсолютно спокойно отношусь к журналистам, просто не хотелось лишних волнений и пересудов. Были там и смешные моменты: когда нам, к примеру, по ходу действия друзья говорили: «Объявляем вас мужем и женой, обменяйтесь коньками!».

— Кольцо у Вас на пальце – мужа подарок? Дорогое?

— Петин подарок, и мне, если честно, достаточно знать, что это «Тифани».

— А кто – вы ли Петя – придумали заняться таким бизнесом, как каток?

— Я люблю море в состоянии плюс 27, и муж мой тоже очень любит воду, правда, замерзшую. (Хохочет). После венчания Петя сказал: «Как мне здесь нравится! Как здесь хорошо! Мне бы так хотелось здесь жить!». Я в ответ: «Здесь же нет катка, как ты без него?». Вот, пришлось воплотить каток в жизнь. А теперь – закрыть.

— Анастасия, а как в целом лето прошло? Какие ощущения пост-фактум?

— Лето – бурное и непростое. Провели его преимущественно в Ялте, хотя я и летала время от времени в Москву и во Францию - на съемки программы для Первого канала. Основная нагрузка легла на плечи Петра – прожив 20 лет в Америке, ему нужно было здесь обжиться и руссифицироваться. Ледовый каток – наш совместный бизнес, но это все же Петино детище. Все детали и трудности он взвалил на себя. Петя, по-моему, килограмм десять потерял на этом: некогда ему было ни спать, ни есть. Знаете, как говорится: «А жена сидела дома!» Молодец, конечно, что с головой ушел в этот проект. Спортивные люди – упертые: если уже поставили цель, обязательно доведут дело до конца. К тому же, Петя прошел ускоренный спецкурс по построению бизнеса в России и Украине.

— Как выяснилось во время разыгравшейся истории вокруг «Ялта-ралли-2009» с Евгением Червоненко, Вы очень уверенно умеете защищать свои интересы…

— Разве у меня есть выбор?

— Он почти всегда есть. Как Вам находиться в эпицентре конфликта?

— Как Вам сказать… Видимо, всех нас иногда жизнь чему-то учит. У нас не было и нет никакого желания находиться с кем-либо в конфликте. Первая встреча с господином Червоненко прошла в дружественной обстановке, поступило предложение слегка перестроить трибуны нашего катка, а лично мне провести открытие или закрытие ралли, а также организовать «Ледовое шоу чемпионов», куда мы планировали пригласить первые имена фигурного катания. Кстати, украинских фамилий в этом виде спорта огромное количество: Баюл, Грищук, Гончаров, можно перечислять до бесконечности. Вторая наша встреча уже напоминала «стрелку» 90-х годов. Червоненко отказывался понимать, что невозможно пригласить этих спортсменов, не заплатив им гонорар, сумма которого составила 80 тысяч евро на всех. Я была готова работать ведущей ралли абсолютно бесплатно, хотя довольно высокооплачиваемая актриса. В общем, получили мы морально то ли в лоб, то ли глаз и были абсолютно обескуражены. Эти вопросы ведь прекрасно решаются в абсолютно другом режиме – с бутылкой хорошего вина, вкусными фруктами и полном позитиве друг к другу.

— За себя или за державу обидно?

— Во-первых, так не ведутся разговоры с инвесторами, которыми мы и являемся. Тем более, что потенциальные инвесторы смотрят на происходящее и задумываются, а стоит ли вкладывать деньги в страну с такими порядками. Чем больше интересных мероприятий будет в Крыму и Украине в целом - тем лучше. Ни в коей мере не хотим ущемлять чьи-то интересы, но закон должен работать для обеих сторон переговоров и для граждан всех стран. Также нельзя забывать, что есть такое понятие, как «политическая элита», тем более негоже прикрываться именем Президента. А извиниться Господин Червоненко должен хотя бы за те неприятные слова, которые были озвучены в мой адрес, поскольку так вести себя с женщиной – это, по крайней мере, не по –мужски.

— При настолько женственной внешности у Вас, кажется, мужской характер?

— Я очень выдержанный человек, крайне редко перехожу на крик, а к решительным действиям приступаю только, если дело касается детей. Проблемы детей для меня как красная тряпка. У меня их двое, пока что двое. (Улыбается). У Пети нет детей, и было бы несправедливо оставлять без потомства такого замечательного, сильного, умного и красивого мужчину. Все равно я его уже никуда не отпущу, поэтому лучше я сама получу от этого удовольствие.

— Найдете время в плотном графике?

— Мое лето закончилось, начинаются рабочие будни – буду заниматься любимым актерским делом. График очень плотный, перехожу из одной картины в другую, но 11 сентября к нам в Ялту приезжают детки из детских домов, ждем - не дождемся, когда уже их встретим. Мои дети тоже, скорее всего, прилетят. Очень рада, что их сердце открыто для такого, это защитит их от неправильных решений в жизни .

— А «Ледниковый период»?

— Съемки начинаются через несколько дней, а я так и не научилась кататься. Не знаю, что со мной сделает Илья Авербух (будет тренировать Настю и продюсер последнего шоу – Авт.).

— Столько времени ведете ледовые шоу и «сапожник без сапог»? Неужто, Анастасия, в вашей коллекции обуви до сих пор отсутствует пара коньков?

— Стою, конечно, на коньках, даже могу кататься одной ногой. Опрометчиво дала обещание руководству канала научиться ездить получше, хотя, конечно, морально к этому не готова. Но как человек обязательный, если уж сказала: «Да, я сделаю это», – так это и произойдет. Вначале меня тренировали в довольно резком тоне, доходило даже до слез. Илья Авербух, дай ему Бог здоровья, просто меня спас. Мы с Петей не очень внешне эмоциональны – я молчу на тренировке и он уже, смотрю, зеленеет. Говорю: «Ребята, может мне крестиком лучше вышивать? По-моему, я, как корова на льду», а Илья: «Настя, все просто блестяще! Газель! Ну-ка, ножку еще немножко выше, на 5 сантиметров!». (Смеется). Две ночи перед выступлением не могла уснуть. Пообещали, что во время записи программы дадут нам много дублей, а в итоге разрешили всего два. Страшно волновалась и больше пока никто меня не может уговорить снова попробовать. Готова даже кросс на коньках сдавать, только не на лед. (Смеется).

— Часто возвращаетесь мысленно к прошлому?

— Умею переворачивать страницы своей жизни и больше к этому не возвращаться. Другое дело – можно забыть это или помнить в глубине души, простить или нет, но в любом случае нужно идти вперед. Это касается и личных отношений, и работы.

— В начале интервью вы сказали, что ваша жизнь началась во Львове, но насколько мы знаем, родились то Вы в Астрахани…Поясните!

— Не знаю, как вам это сказать. В общем это дело моих родителей – они там были, а я там началась. (Смеется).

— То есть Львов - как бы ваша предродина?

— Давайте назовем это так.

— А Киев, в свою очередь, что для вас значит?

— Раньше бывала тут очень часто, график позволял прилетать в Киев на съемки практически каждый месяц. Потом ритм моей жизни участился и возможность шагнуть направо или налево исчезла. Очень жаль, потому что соскучилась по вашему городу. Правда, пробки у вас тоже ужасные на дорогах (Улыбается). Киев очень теплый, харизматичный, яркий, модный... Не я одна это отмечаю. К тому же, настолько гостеприимный – у меня тут завязалось очень много близких дружеских, товарищеских, приятельских отношений. Приезжаю – звоню всем сразу, мы всегда безумно рады слышать и видеть друг друга. Встречаемся, обсуждаем все на свете. Для меня это очень важно, потому что здесь мое пребывание похоже на жизнь. Это здорово!

— Говорят, сцена из фильма, где вы снялись обнаженной в «Коде Апокалипсиса» непросто вам далась?

— Бывают в эротическом кино моменты и пожестче, конечно, чем наш эпизод. И хотя я лишь выхожу из душа и накидываю полотенце, эта сцена действительно далась мне непросто. Снималась обнаженной в кадре в последний раз, потому что потратила на этом очень много нервов. Потеряла возможность общаться с коллегами, так как на нервной почве даже перестала разговаривать. К чести режиссера Вадима Шмелева, съемка была организована очень изящно и деликатно: на площадке остались только человек по свету, оператор, режиссер, камера и я.

— Няня Вика Вам больше по образу нравится?

— Что Вы! (Смеется). Я совершенно другой, приличный человек. Никому не рекомендую пускать в свой дом существо в короткой юбке и с ярко накрашенными губами. Кстати, наверное, пора задуматься о «Книге рекордов Гиннеса»: «Моя прекрасная няня» выходит в России в эфир ежедневно три раза в день уже в течение пяти лет. Нас же – актеров сериала – даже на «Вы» никто теперь не называет. Отдыхала я вот недавно в Крыму и слышу повсюду: «О, Настя, привет! Как тебе погода, а море как?» (Улыбается). Даже не знаю, как этому относиться. Наверное, как к данности.

— Издержки профессии…

— Есть и приятные моменты, безусловно. Дети, вот, на пляже подходят и говорят: «Нам сказали, что лучше тебя не отвлекать, чтобы сфотографироваться. Ну, хорошо, тогда можно я просто подарю тебе конфету?» А мы как раз с приятельницей едим шашлыки в ресторане у моря и я им отвечаю: «Предлагаю обмен: я вам шашлык, а вы мне конфету!». (Смеется). Прекрасные моменты в жизни – общение с детьми.

— Поэтому детям-сиротам внимание уделяете?

— Очень бы хотела организовать фонд какой-то и построить детский дом, человек на сто, чтобы хотя бы раз в неделю обязательно туда приезжать, общаться и наполнять своей энергией конкретных детей. Детки-то эти отстают в развитии, потому что с ними меньше общаются. Пока что не хватает финансовых средств. Не бывает ведь чужих детей, нет ни украинских, ни русских – они все наши и боль эта – наша общая боль. Вот, почему во всем мире практически нет детских домов, там все детки живут в семьях? У меня в Керчи есть дружочек Семен, представляете, его два раза оформляли, забирали и дважды отдавали назад в детдом… О чем думали эти люди?

— Так эмоционально рассказываете, что мороз идет по коже…

— …такой пацан клевый, глаза такие ясные у него. Говорю ему: «Запомни, ты мой друг». Семен обязательно приедет к нам погостить. И женщинам, которые находятся в тяжелом моральном и материальном состоянии, надо всячески помогать: и словами, и деньгами. В основном, это ведь молоденькие девочки, которые боятся, что у них жизнь поломается, если они оставят себе своего ребеночка. Потому что вот если они уже оставят ребенка, выйдут из роддома, согнут плечики, – все… Их дальше нет ни для кого, они перечеркнуты... Эта боль никогда не уйдет, даже через десять лет догонит их, ударит, будут страшно расплачиваться. Но чья это боль? Ваша и моя, каждого из нас.

— Спасибо за интервью, Анастасия!

— Как говорят в Украине, «нема за що». Я в украинском языке, как собака – все понимаю, да жалко - сказать, не все могу.

 

Елена Грудзинская

"Сегодня.ua"