Анастасия Заворотнюк. О чем она мечтает и о чем грустит

2 декабря 2009

 

Предпраздничная карусель актрисы набрала обороты: Настя ведет «Ледниковый период», снимается в новогоднем шоу «Первого канала» и вынашивает планы всей семьей отправиться на Рождество в Америку.

Почему за океан? Там, в отличие от нас, праздники начнутся на целую неделю раньше, 25 декабря. К тому же Настин муж, фигурист Петр Чернышев, настаивает: Рождество в Нью-Йорке – зрелище уникальное. Пир для глаз, ушей, желудка. Не сравнить с Лос-Анджелесом или Лас-Вегасом. Петр знает, что говорит: он прожил в Америке 16 лет. И уже заинтриговал Майки и Аню, детей Заворотнюк, что превратится в лучшего гида – Санта-Клауса.

- Настя, ваши дети легко сошлись с Петром?

- Да, без проблем. И отдыхать мы стараемся всегда вместе: только рядом с Аней и Майки я чувствую себя спокойно, не нервничаю. Хочется после Рождества махнуть на Мальдивы: в прошлом году нам всем там очень понравилось. Посмотрим, как получится.

- Чем уходящий год порадовал вас?

- Вышла на экран картина Натальи Бондарчук «Гоголь. Ближайший», где я играю подругу писателя, его музу – Александру Смирнову-Россет. И еще летом осуществили нашу с Петей мечту – открыли каток в Ялте. Была у нас утренняя школа для деток из малоимущих семей. Во многих из них по 8 детей. И все они приходили с мамами, папами, бабушками, дедушками. Знаменитые фигуристы показывали шоу для ребят из детских домов (к нам приезжали со всего Крыма). Мы с Петей и теперь поддерживаем с ними связь, чему очень рады.

- Говорили, что идея с катком себя не окупила и его закрыли за долги местные власти.

- Это был летний проект, поэтому сейчас он, разумеется, закрыт. Но нам пришлось это сделать на две недели раньше намеченного срока в связи с проведением авторалли в Ялте. И всем ведь хватали места: и фигуристам, и автомобилистам, но организатор ралли пошел на принцип. Он настоял на том, чтобы демонтировали наш каток, дескать, мы перетягиваем на себя внимание «его зрителей». Тогда нашли компромисс: каток будет закрыт раньше, но сначала мы обязательно проведем все запланированные мероприятия, касающиеся деток.
А тема долгов вот откуда взялась. Последние 10 дней аренды оплачивали организаторы ралли: мы же закрылись из-за них. Так вот, их большой босс счел это решение мэрии несправедливым, стал говорить направо и налево, что я, прикрываясь сиротами, гребу огромные суммы. Со зла он даже сказанул, что, мол, каток надо было еще раньше смести бульдозерами… Поползли слухи. Один ужаснее другого. В общем, нам с Петром ничего не оставалось, как собрать пресс-конференцию, чтобы пресечь всю эту чернуху.
Кстати, ралли тоже в итоге прошло не на высоте: в связи со скандалом многие высокопоставленные люди его проигнорировали. Очень правильно, что мы настояли на том, чтобы все сделать по закону. А грязь… Ею поливают всех. Если ты не сидишь дома в позе лотоса, а что-то делаешь, и тем более зарабатываешь, тебя будут поливать. Грустно все это.

- В Ялте вам удалось поправить здоровье?

- Морской климат творит чудеса! Я наконец-то начала высыпаться. А какой сон под шум прибоя (мы купили квартиру в двух шагах от моря)… Устраивала заплывы на час. А какие там продукты! И овощи, и фрукты, и мясо – забытый вкус детства. Не привычный, пластиковый, а настоящий, аутентичный. Я восстановилась и начала думать о работе без раздражения.

- О какой, если не секрет?

- Буду сниматься в сериале (название пока не могу сказать) в главной роли. И это не продолжение «Няни». Скорее, это «антиняня», драматическая роль, не похожая на то, что я делала до сих пор.

- О режиссуре не мечтаете?

- Нет, поскольку у меня пиетет перед этой профессией: мой папа – режиссер, и я знаю об этой работе не понаслышке. Режиссеры иначе видят, мыслят, чувствуют, ощущают, нежели актеры. Они постоянно переделывают пространство вокруг себя, смотрят на людей то под одним, то под другим углом зрения. Я вряд ли решусь осваивать эту область. Могу кому-то помочь наметить рисунок роли, но это будут единичные случаи.

- В Ане, Майке есть зернышки-способности?

- Есть зернышки, есть способности. Хочется иногда подсказать, но стараюсь делать это очень аккуратно, чтобы не давить на них, не перекраивать.

- Ане уже 13 лет. Она не подумывает о поступлении в театральный вуз?

- Пока нет. Не знаю, что будет дальше.

- А Майк?

- Он говорит: «Я – актер в душе, я – художник». – «Может, ты хочешь рисовать?» - «Нет, не хочу. Я воображаю». Сейчас самое главное – не мешать его развитию.

- Что думаете на счет прибавления в семействе?

- Подождем, посмотрим.

 

Ирина Рудакова

«Отдохни» №49