Гоголь и гений чистой красоты

26 марта 2009

 

О последних днях великого писателя расскажет фильм Натальи Бондарчук

К 200-летию Н.В. Гоголя, которое будет отмечаться 1 апреля этого года, Наталья Бондарчук заканчивает работу над художественной картиной "Гоголь. Ближайший". Этой весной на экраны выходят сразу несколько фильмов о великом писателе, но все они документальные. О том, как будут выглядеть Гоголь и его окружение в художественном исполнении, "РГ" рассказала режиссер.

Российская газета: Главные трудности позади?

Наталья Бондарчук: Мне пришлось семь раз переделывать сценарий. В конце концов я остановилась на последних днях жизни Николая Васильевича. В ретроспективе проходят главные страницы его жизни в Италии, Ницце, Париже, где он встречается с самыми дорогими его сердцу людьми. Именно они имели решающее значение для его судьбы.

РГ: Гоголь обладал уникальной внешностью. Были проблемы с подбором актеров на главные роли?

Бондарчук: Я понимала, что клеить нос актеру я не смогу. Конечно, на некие физические данные обращала внимание. Гоголя играет артист, на мой взгляд, уникальный - Евгений Редько. Ему удаются и комедийные сцены, а их много в нашем фильме. Ему также подвластны и самые глубины человеческой трагедии. К примеру, сцены, когда писатель сжигает свою рукопись, приносит своеобразное жертвоприношение. Мы рассказываем в фильме о самом тяжелом и ответственном периоде жизни Гоголя, когда он осознал, что вскоре покинет этот мир. Николай Васильевич предпринимает шаги, чтобы очищенным предстать перед божьим судом. К смертному порогу он преодолевает в себе разного рода искушения.

Николай Бурляев играет ответственную роль - Александра Толстого, в чьем доме жил последние четыре года Гоголь. Николай Васильевич никогда не имел своего дома, кроме родительского в Васильевке. Но и тот по завещанию оставил сестрам матери. Его обычно привечали друзья. Александр Толстой был единомышленником. Он последние годы жизни Николая Васильевича его буквально содержал, создал все условия для того, чтобы Гоголь продолжал активно работать. Последнее произведение Гоголя - "Божественная литургия" - увидело свет после смерти писателя благодаря Толстому.

Интересная роль у Леонида Мозгового - тонкого, многогранного актера, известного по лентам Александра Сокурова. В нашем фильме он врач Тарасенков, лечивший Гоголя.

РГ: Как известно, Николай Васильевич был человеком влюбчивым, но осторожно относящимся к женщинам...

Бондарчук: Глубочайшего, искреннего друга Гоголя - Александру Осиповну Россет - играет Анастасия Заворотнюк. Она блестящая драматическая актриса. Я поверила в нее сразу, потому что всегда понимала, что ее эксплуатируют однобоко. Она сыграла удивительно тонкое, духовное, ранимое существо, какой и была Россет. Анастасии самой очень понравилась роль, и она бесконечно шла нам навстречу - снижала свой гонорар, снималась в холоде. Последние съемки напоминали съемки военного периода, когда огромный павильон киностудии Довженко вообще не отапливался. Мы все были в шубах, валенках, утеплялись чем могли, а наши актрисы работали в тончайших открытых платьях девятнадцатого века. Мерзли Анастасия и Машенька Бурляева, которая играет единственную девушку, за которую сватался Николай Васильевич, великосветскую Анну Вьельгорскую, прототипа Уленьки - героини второго тома "Мертвых душ". Ульяна - не карикатурный, а позитивный образ. События в жизни писателя разворачивались стремительно. Судя по обширной переписке с Вьельгорской, Гоголь готовил ее к особой роли в своей жизни. Но получил официальный отказ, поскольку был незнатен, беден и ничего, кроме своего имени на алтарь брака, предложить не мог.

РГ: Получается, что в свои последние годы Николай Васильевич встретил свою настоящую любовь?

Бондарчук: К Вьельгорской любовь у Гоголя была скорее духовная. В нашем фильме мы рассуждаем о градациях любви - от любви к матери, трем сестрам, дружеской любви к Россет и влюбленности в Вьельгорскую. Гоголю была свойственна даже инфернальная любовь, некое мистическое чувство. В нашем фильме есть и красавица, олицетворяющая низменную страсть. Такого чувства очень боялся Гоголь и понимал, что это скорее ведьмовское, чем женское начало. Смирнову-Россет он буквально покорил своим христианским долговременным чувством духовной любви. В юной же Вьельгорской он видел идеал женщины.

РГ: Какая будет музыка, чьи декорации?

Бондарчук: Конечно, музыка Ивана Бурляева, моего бессменного композитора с моих одиннадцати лет. Первое наше сотрудничество случилось много лет назад, когда он создал свою композицию к спектаклю "Красная Шапочка". А декорациями занимался Сергей Воробьев, который буквально спас фильм. За две недели на студии Довженко были выстроены великолепные декорации. Снимала фильм моя верная подруга и великолепный оператор Мария Соловьева.

РГ: Когда можно будет посмотреть картину?

Бондарчук: Думаю первую сборку фильма показать сотрудникам музея Гоголя на Никитском бульваре и известным гоголеведам в марте. Также получила предложение из Парижа, где с успехом демонстрировался фильм "Пушкин. Последняя дуэль". Но главное - найти средства на последний этап подготовки фильма к экрану. Трудности есть, но остается и вера, что фильм наш нужен и, значит, он будет.

 

Елене Шмелева

"Российская газета" - Федеральный выпуск №4875