Выдержка об "Артефакте" из стенограммы онлайн-конференции Андрея Соколова

20 февраля 2009

 

- 26 февраля выходит в прокат ваш первый полнометражный художественный фильм, который называется «Артефакт».

- Очень здорово, чтобыло отмечено, что это первый фильм. Я очень надеюсь, что он будет первым, но не последним.

- Для многих само название уже загадочно. Что такое артефакт?

- Артефакт можно переводить по-разному, но в контексте нашей картины это такая суперпрограмма, как бы волшебная палочка для взрослых, которая может все, исполнение любого желания. Вы захотели материализовать мысль, вот она материализуется. В этом контексте это не только такая волшебная палочка, но и где-то может быть страшным оружием и т.д. В глобальном смысле это такая имиджевая сказка для взрослых. Если говорить про жанр, то скорее это роудмуви. Потому что третьим главным действующим лицом у нас в картине является автомобиль, поскольку наши герои едут из пункта А в пункт Б. А поскольку они по сюжету изначально не знакомы, и знакомство происходит при первой встрече (а это мужчина и женщина), ехать им долго, то, естественно, завязываются какие-то отношения, перипетии.

- Они случайно встретились?

- Нет, не случайно. К герою Саши подсаживаем героиню Насти.

- Саша Лазарев?

- Да, заняты Саша Лазарев,  Настя Заворотнюк, Валера Николаев, Алеша Панин. По сюжету Саша со своей женой придумывают этот продукт, эту программу, но они отдают себе отчет, насколько это переворот в нанотехнологиях, говоря современным языком, что они вход к этой программе разделяют. Потом жена погибает, а Саша едет добывать этот ключ к программе. Но злой Валера Николаев подсылает Настю Заворотнюк в качестве шпиона, хотя она сама об этом еще не знает, нашпиговывает машины камерами.

- А что делает там Ксюша Собчак?

- Ксюша с Гариком украшают картину, они тот контрапункт, который позволяет отнести эту картину к комедийному жанру, и, я бы сказал, та лакмусовая бумажка, на которой проверяется весь наш юмор. Меня удивила их импровизация, поскольку была канва, сюжетная линия, сценарий, но в этом сценарии их диалоги были прописаны относительно в надежде на актеров. Они выдали так, что, когда я смотрел в камеру, вопрос у меня был один: как это все озвучить? Кино есть кино – справились.

- А кто придумал название фильма?

- Он изначально был задан сценарием. Сценаристы Зелинский и Оля Томилина. Я сам по себе «человек с тараканами», и название «с тараканами». Оно понравилось, было воспринято сразу. Как хочешь, так и переводи.

- У вашего фильма «Артефакт» есть возраст? На какого зрителя он рассчитан?

- Там нет возрастных ограничений. Если только лет до 16.

- Там что, много сексуальных сцен?

- Нет, там в чистом виде сексуальных сцен нет. Там есть, я бы сказал, очень красивая, на яблоках в машине, сцена любви героев Насти и Саши.

- По дороге они, наверное, еще приторговывали яблоками?

- В самом сюжете столько таких микро-историй, микро-новелл, которые как подпорки для основных героев. Короля играет окружение, и мы старались, чтобы ребятам было комфортно. По поводу возрастных категорий. Здесь разбросы достаточно большие, потому что в хорошем смысле слова Настина няня – за ней стоит определенная категория зрителей лет с 14, для которых компьютер как настольная книга, они могут в нем разбираться достаточно просто и в этой истории тоже. Но когда просмотрел мой товарищ, Артем Тарасов, то сказал: «Это же нанотехнологии». Я рад, что получился такой достаточно широкий диапазон. Приключения держат внимание, а в конечном счете все равно Сашин герой как бы спасает мир, если говорить высокопарно. Потому что это его выбор – запускать или не запускать эту программу, и от его решения зависит дальнейшая жизнь всего человечества.

- Этот ключ?

- Да. Представляете, вот мы входим в любую программу и начинаем манипулировать всем, чем захотим. Фантазии не хватит.

- Это похоже чем-то на «Матрицу»?

- Мне задавали вопрос, когда мы только начинали снимать, будет ли это «Матрицей»? Изначально нет, потому что «Матрица» подразумевает очень большие финансовые вложения в этот проект. Той насыщенности компьютеризации, которая была в «Матрице», у нас этого нет. У нас достаточно много, но это не является основным в картине. В картине все-таки основная – история мужчины и женщины, сюжет. Плюс картины в том, что она очень здорово насыщена музыкой. То, что написал Павел Кашин для картины, это очень дорогого стоит. Саундтреки, которые есть к этой картине, певица Сонна, которая тоже украсила нашу картину своей песней. Та наша команда, которая создалась - мы тяжело снимали, было очень много перипетий, но чем больше перипетий, тем больше растет надежда в то, что это сделано не зря, и это как снежный ком растет дальше и накроет лавиной всех наших кинозрителей.

- Мы много писали об этом фильме, когда шли съемки. Вы в Геленджике снимали?

- Мы снимали в Москве, Переславле-Залесском, Геленджике и Темрюке.

- Во время съемок происходило много мистического.

- Я не буду ходить далеко. Не далее как вчера у нас был закрытый показ для прессы. Он должен был проходить в кинотеатре «Ролан». Накануне показа театр арестовали. Не далее как вчера на показ, уже в кинотеатре «Пять звезд», где будет премьера проходить, привезли копию без звука. Я уже не удивляюсь. Я понимаю, что это то, что надо прожить до конца. Я жду, что будет на премьере. Что еще можно придумать? За время съемок камеры без площадок были, лисица приходила, рожала на съемочной площадке. Снимали «на картошке». В Переславле зарядили дожди, группа начинает распадаться. Из картофелехранилища выгружаем картошку, ставим там автомобиль, делаем черную комнату и начинаем снимать. Все интерьерные съемки сняты в картофелехранилище. В Темрюке 55 градусов жары. Кондиционеры ломаются, машины не выдерживают. Это был один из немногих эпизодов, когда мне не хотелось быть по ту сторону камеры. Я по-актерски завидовал Саше, у которого такая замечательная роль, а здесь думаю: слава тебе, Господи, что не я в кадре. 55 градусов, там же еще и играть надо, а мозги плавятся. Ну, и так далее. Машину разбили на второй день после съемок.

- У кинокамеры тоже был тепловой удар?

- Кинокамера выдержала, но не выдерживали люди. У меня «скорые» стояли у гостинице в Геленджике. Человек 8-9 в больнице побывали. Мы хлебнули всего.

- Вы же человек бывалый в кино. На съемках такое постоянно?

- Не до такой степени. Здесь такое ощущение, что все собралось в кучу для того, чтобы испытать меня на прочность: выдержит или не выдержит? Что еще можно придумать? Двойная экспозиция была. То есть когда на одну и ту же кассету сняли несколько сцен, одна из которых была трюковая, сложная, с разбиванием машин, с аварией, которую три раза переснимали. Первый раз было штормовое предупреждение. Подняли вышку, она начала болтаться – убрали. Второй раз кран не дошел. В третий раз, наконец, дошло – сняли.

- То есть это брак?

- Да, конечно.

- А это деньги большие?

- Конечно. Но это всё кино. Это такая маленькая, но большая жизнь. Я сейчас вспоминаю все наши экспедиции очень тепло, и думаю, что каждый из актеров, который прошел через всю эту мясорубку, в хорошем смысле слова, будет вспомнить еще долго, поскольку таких проектов очень мало. Таких объемных, по-киношному взрослых – пленка, камера, свет.

- Можно будет увидеть фильм о фильме?

- У нас есть черновая история о фильме. Может быть, на DVD мы это сделаем. Я не берусь обещать на 100 процентов, но в зависимости от того, как будут складываться наши дальнейшие отношения со зрителями, как будет прокатываться картина… Кстати, по поводу проката. Так интересно получается, что изначально… Вчера на пресс-конференции все журналисты сказали, что фильм необычный, выбивается из контекста наших однодневок (что мне было очень приятно), но сначала у нас было заказано 130 копий, потом их стало 200, на сегодняшний день их уже 280. И регионы подтягиваются, что очень радует.

- Сейчас он пойдет в кинотеатрах, потом вы будете выпускать его на DVD. А показ по телевидению?

- Этим занимается наш генеральный продюсер. Будет, наверное, со временем.

.............................

- Вы вообще не смотрите сериалы?

- Нет, я смотрю, но так, щелкаю, не более того. Что мне приятно, что сложилась очень интересная пара. Сан Саныч Лазарев с его харизмой такой театральной, с его таким мужским глубоким началом, и кажущаяся легкость Насти, которая на самом деле оказалась очень глубоким, очень интересным человеком и актрисой. Я знаю по театру, что она может. И они друг друга очень стоили. Потому что в этом тандеме у них произошло нечто такое, что, наверное, можно назвать для Насти – это то, что она, в хорошем смысле слова, застрелила свою няню Вику, вышла из этого своего контекста, а Саша помимо того, что он хороший театральный актер, здесь он снят так, как нигде не было. Поэтому я надеюсь, что для них будет очень большая польза для дальнейшей работы.

- А Ксюша Собчак?

- Ксюша – сложный человек. На озвучание так и не пришла. С дисциплиной у девушки проблемы. Но те задачи, которые ставились перед ней как актрисой, она выполнила на 500 процентов.

- Может быть, она обиделась? Мои коллеги видели фильм. Вроде бы там у Ксюши и Гарика Харламова очень небольшой текст.

- Это было изначально прописано в сценарии. Они появляются как бы камертоном. Они те островки, которые картину двигают. Это очень важно. У Валеры Николаева тоже небольшая роль. Но я ему благодарен за то, что он снялся, блестяще сыграл, поддержал нашу картину в этом смысле. Когда Николсон идет сниматься в кино, пишут так же: «Николсон». Это тот лейбл, который очень важен. И в этом нет ничего плохого.

- Сейчас кризис. Наверное, он как-то и на прокате отразится? Слышала, что у Федора Бондарчука были уже проблемы с возвратом денег. У вас нет такого рода опасений?

- Мысли по любому поводу есть всегда. Кстати, я никогда не думал так много, как на этой картине. Потому что голова не отключалась по 26 часов в сутки. Тренинг, конечно, был шикарный для мозгов. По поводу таких опасений. Дело в том, что наш бюджет гораздо меньше. То, как был заявлен «Обитаемый остров» - порядка 40 миллионов долларов, нам об этом можно только мечтать. Во-вторых, могу сказать, что у нас жанр другой. Поскольку там конкретный фэнтези, то у нас истории по-человечески более широко востребована. Это как «Любовь и голуби». Наш бюджет составляет порядка 1 миллиона 800 тысяч – почти в 20 раз ниже. По поводу кризиса. Сказалось в каком плане? В том, чтобыли у нас приличные средства на рекламу, на раскрутку картины. Но когда пошли первые звоночки по поводу этих кризисных дел, банк, в котором лежали деньги, он эти целевые деньги… И когда им задали вопрос: «Что вы делаете?», они говорят: «Ребята, мы не правы, хотите – судитесь». Это неприятно, но я надеюсь, что это одно из тех препятствий, закавык, которые стоят того, чтобы этот снежный ком рос, рос и рос больше.

- Режиссер сильно рискует? Его могут, грубо говоря, «поставить на счетчик»?

- Да за 10 рублей у нас могут расстрелять. В общем, вскрытие покажет. Посмотрим.

- Но вы не боитесь?

- Да чего бояться?

- Это ваша первая режиссерская работа в полнометражном игровом кино. Но мы знаем, что прежде вы снимали серии в сериале «Адвокат», в котором снимались. Есть разница между работой режиссера в сериалах и работой в такой картине?

- Огромная. Изначально, когда я прочитал сценарий «Артефакта», мне очень понравилась роль Саши. Я так тихой сапой, издалека спросил продюсера: «Витя, а если мы актера не найдем, давай я, дешевле будет». Пытался такую мысль продвинуть, что неплохо бы режиссеру сыграть в этом кино большую роль. На что очень мудро мне было замечено и сказано, что это твоя первая большая работа, и давай мы сделаем так, что в этой картине ты только снимаешь, а что будет дальше, посмотрим. Я ему за эти слова, за те рекомендации, за то, что он настоял на этом, благодарен. Потому что такого объема работы, который был на картине, я, честно говоря, даже не ожидал. Безусловно, был опыт работы и актером, и режиссером на «Адвокате». Но там другие условия игры, другой формат, там все по-другому. Там проще. Там все-таки больше ремесло, а здесь процесс живой, и картина на каком-то этапе даже заставляет жить по своим законам. Не только я ее делаю, но и она меня делает.

.............................

- Ваш фильм очень музыкален. Видимо, читатели уже посмотрели кто-то. Это была ваша идея – наполнить его таким количеством музыкального сопровождения? И какая песня в этом фильме вам больше всего нравится?

- Вы знаете, я так влюблен в творчество композитора и музыканта Паши Кашина, что, когда он мне принес материал, который мог бы быть в этой картине занят, я не мог отказаться. Я очень пожалел, что у меня односерийный фильм, да, как бы полный метр, а не стосерийный. Потому что очень хотелось вставить всю его музыку. Музыка потрясающая. Изначально это было так. Изначально была некая музыкальная тема главных героев. И тема как бы, собственно, картины, «Артефакта». Но потом появилась певица Сона, да. Вот у нее дуэт с Дживси Кинз, который она нам подарила практически в картину, да. У нее песня любовная в финале – ну это вышка просто. Вот у нас в «Тропикане» 27-го будет чествование картины, в казино «Тропикана», по-моему, в 11 вечера. И там будут петь и Паша, и Сона. Ну, это такое удовольствие! Он как бы так настолько гармонично стал сам по себе музыкальным фильмом, что я не представляю другого сейчас формата, как нежели в том, в котором он существует. В принципе, да, безусловно, конечно, это моя идея, чтобы в фильме было столько много музыки. Но такой музыкой грех было просто не воспользоваться.

.............................

- Андрей, ну, я желаю вам успеха и вашему проекту – «Артефакту». Давайте еще раз позовем наших зрителей и читателей.

- На самом деле так это волнительно. Вот я когда слышу слово «Артефакт», как-то у меня такая струнка сразу… Спасибо большое, во-первых, всем тем, кто был с нами в этой студии в это время. С трепетом, с волнением я хочу предложить вашему вниманию картину, которая выходит на экраны с 26-го числа в кинотеатрах, которая называется «Артефакт». Это первый мой дебют в полном метре. Ну, в общем, не судите строго. Если что не так, я сам по всем виноват.

- Исправитесь в следующем фильме.

- В следующей картине.

- Спасибо большое, Андрей, что нашли время прийти. А мы обязательно пойдем посмотрим ваш фильм.

- Спасибо.

 

"Комсомольская правда"