Анастасия Заворотнюк: «Смоктуновский подарил мне котеночка в газетном кулечке»

10 марта 2011

 

— Наталья Бондарчук пригласила вас на роль Россет за черные глаза и веселый нрав?

— Внешнее сходство с Александрой Осиповной имело значение, черные глаза, думаю, тоже. А вот что касается веселого нрава, то в один период жизни моя героиня была смешливой, жизнерадостной, какой ее описывает Пушкин в своем стихотворении в 1832 году (там есть строки «И как дитя была добра; Смеялась над толпою вздорной»). А уже через пять лет Лермонтов в своем посвящении описывает Россет более строгой, молчаливой. Я находилась под впечатлением рассказов Натальи Сергеевны об этой женщине, о той эпохе. Получала огромное наслаждение от корсетов, платьев с пышными юбками, причесок с завитушками, когда создавала ее образ.

— Ваша героиня в юные годы уже дружила с самыми выдающимися писателями и политиками России. Вы представляли себя на ее месте?

— У каждого своя актерская кухня, и я не могу сказать, что, работая над ролью, ищу сходство своей жизни с жизнью героев или общие черты характера. Что же касается знакомства с великими людьми, то на удивительные встречи и мне очень везло. В 16 лет я поступила в Школу-студию МХАТ, на курс Олега Павловича Табакова. Были живы Олег Николаевич Ефремов, Евгений Александрович Евстигнеев, Иннокентий Михайлович Смоктуновский. Незабываемый момент в жизни, когда Смоктуновский подарил мне котеночка в газетном кулечке: Иннокентий Михайлович нашел его на улице, пожалел и отдал в мои руки. Я выходила на сцену с Александром Калягиным, с Анастасией Вертинской… Думала: «Какое счастье, неужели все это со мной, вот после этого можно умереть». Я понимала, что я с великими актерами не на равных, но я с ними на одной сцене, и это меня окрыляло.

— Не испугались играть Россет в немолодом возрасте? В кино это первая ваша возрастная роль…

— Когда речь идет о такой удивительной женщине, какой была Смирнова-Россет, возраст и седина не имеют значения. Хотелось сыграть внутреннюю зрелость и глубину героини. Только не спрашивайте, сколько лет мне и сколько — Россет.

— Наталья Сергеевна рассказывала мне в интервью, что вы очень подружились и что она разглядела, что у такой хрупкой женщины, как Анастасия Заворотнюк, очень сильный стержень и что вы — личность, а не только умница, красавица, актриса.

— Я — сильная личность? Ну что вы! Вот у Натальи Сергеевны выдающиеся родители, выдающиеся роли в кино, вся ее жизнь — служение театру и кинематографу. В ней есть огонь, который не угасает.

— Ваши дети видели фильм «Гоголь. Ближайший»? Понравилась ли им мама в необычной роли?

— Я очень волновалась, примет ли молодежь этот серьезный биографический формат о великих людях. Когда мои дети сказали: «Какая удивительная история», — все сомнения исчезли.

— В последние два года вы очень активно работаете в кино, и у вас разнохарактерные роли. Какая из ролей была самой трудной, как говорится, на сопротивление?

— Начались съемки фильма о киднеппинге — это очень сложная для меня тема. Всегда понимала, что каждая роль влияет на твою жизнь. Но вот эту роль совсем не хочется не только в себя пускать, но и близко подпускать. Любой человек поймет мои чувства, особенно у кого есть дети. Но команда очень хорошая. Надеюсь, мы справимся.

— 17 марта в прокат выходит «Служебный роман. Наше время», где вы играете Олю Рыжову, которая безответно влюблена в недостойного мужчину.

— История Оли Рыжовой претерпела значительные изменения. Все мы очень волнуемся и переживаем за эту картину. Разумеется, не хотим, чтобы и создатели знаменитого фильма «Служебный роман», и зрители восприняли наше кино как некое посягательство. Мы хотели признаться в любви и Эльдару Рязанову, и Эмилю Брагинскому, и Алисе Фрейндлих, и Андрею Мягкову, и Светлане Немоляевой. Каждый день я радовалась тому, что участвую в этой истории, и говорила: «Боже, ну еще немного продлись, этот прекрасный служебный роман!»

— Любовь с прославленным чемпионом Петром Чернышовым, которая закрепилась официальным браком, возникла на работе, когда вы были ведущей программы «Танцы на льду». Напрашивается вывод, что служебный роман пережит вами благополучно.

— Служебный роман, служебный роман… Сейчас мы занимаемся своими профессиями отдельно друг от друга: Петр катается в шоу, а я активно снимаюсь в кино. Если у нас возникнут мысли вместе где-то поучаствовать и стать партнерами или коллегами по службе, то мы их воплотим.

— Считаете, что нет сражений, которые нельзя было бы выиграть, и нет стен, которые невозможно сломать?

— Никогда не знаю, чего ожидать от себя лично и своей судьбы. Все мои прогнозы, установки практически бессмысленны. Судьба меня так резко разворачивает, что просто ей покоряюсь. Меня изумляет, когда оперные певцы говорят, что через два года, в определенный день, будут петь, например, в «Ла Скала». Думаю: «Боже, а я ведь не знаю, что со мной будет через пару месяцев!» Новые проекты, встречи возникают так неожиданно, что я головой не могу рассудить, что мне нужно, а что не нужно. Жизнь разворачивает меня порой на 180 градусов. Тем не менее моя жизнь обрела свое русло: есть профессия, дети, муж. На премьеру фильма «Гоголь. Ближайший» приехали мои родители, которые имеют для меня непререкаемый авторитет.

— Вы из актерской семьи. Профессию выбирали на генетическом уровне?

— Думаю, что это так. Папа — телевизионный режиссер-документалист — своими замечаниями может довести меня до мыслей уйти из профессии. Иногда он может меня похвалить, но его оценка всегда трезвая, объективная. Я прислушиваюсь к его мнению, потому что он научил меня в жизни всему. А мама — народная артистка России. У нее очень редкое сценическое амплуа — травести. Когда женщина взрослеет, у нее меняются глаза, тело… А мама умудрилась полвека проскакать по сцене ребенком. Вот такой у нее легкий дар, легкое дыхание, легкая походка. С мамой всем очень комфортно и уютно. У нее еще есть один важный талант — быть дипломатом. Вот ей бы удалось привести мир к абсолютной гармонии.

— Ваши дети собираются продолжить актерскую династию?

— Будущее моих детей будет зависеть исключительно от их выбора. Я буду поддерживать их всегда и во всем, а также любить до сумасшествия. Стараюсь привить детям серьезное отношение к делу, к будущей профессии. Меня очень раздражает нечестное отношение людей к своей профессии. Например, человек называет себя режиссером и не соответствует этому. Если уж берешь на себя такое высокое призвание — режиссер, или писатель, то будь добр, соответствуй!

— Олег Табаков о своих любимых учениках любит говорить: «За его (или ее) непроницаемым видом скрывается очень нежная, ранимая душа». Как ваша душа приняла шоу-бизнес, где вы стали звездой?

— Душе пока сложно. Защитным барьером служит семья: дети, родители, муж. На них я всегда могу опереться, закрыться ими как щитом. Мои родные помогут мне отделить себя от всего того, что обо мне могут написать или сказать.

 

Анжелика Заозерская