До и после: накладные пряди

20 июля 2014

Накладные пряди Анастасии ЗаворотнюкАктриса Анастасия Заворотнюк рассказала Allure, зачем она нарастила белые пряди и разрушила образ гранд-дамы.


У меня всю жизнь были волосы цвета горького шоколада. Я думала, что другой оттенок мне не пойдет, да и работе может навредить. Короткая стрижка – тоже не мое. С длинными волосами мне комфортно, они всегда выглядят женственно.
Однажды я в очередной раз пришла в Клинический институт эстетической медицины к своему косметологу Инне Шарыповой. Она не только практикующий специалист, но и руководитель клиники и «примыкающей» к ней студии красоты «Арбатъ». «Ты знаешь, что у нас появилась еще одна жемчужина? Парикмахер Паскаль Тессье, – похвасталась мне Инна. – Ты обязательно должна к нему записаться».
Я так и сделала. Паскаль причесал меня для церемонии закрытия премии «Золотой орел»: собрал волосы в элегантную прическу. Я была очень довольна. Узнав об этом, Паскаль признался, что хотел бы придумать мне совершенно другой образ. Я про себя улыбнулась: почему же все так любят придумывать другой образ, переделывать что-то в человеке? Ведь когда ты постоянно мелькаешь на экране, удивить зрителя достаточно сложно. Но я решила рискнуть.
Наши с Паскалем графики оказалось сложно совместить. У нас было несколько встреч, на которых мы отсматривали фотографии, примеры причесок, обсуждали, как мою метаморфозу видит он и чего ожидаю я. И тут у Паскаля родилась идея: «Это должны быть два контрастных цвета!» Я опешила: «Подождите, вы что, хотите перекрасить меня в блондинку?!» Я распереживалась: у меня практически черные волосы, я тонирую их в свой природный цвет. Как совместить его с блондом?! Паскаль успокаивал меня, обещал, что все получится очень красиво и мне понравится. А чтобы новый образ не помешал моей работе, было решено белые пряди нарастить.

В новом образе не то что есть изюминка. Здесь этого изюма фунтов пять!

Процесс занял не более полутора часов. Паскаль вообще работает так, чтобы клиент не уставал, – в этом еще один его талант. Он использовал метод ленточного наращивания, который совершенно безвреден для волос и кожи головы: пряди крепятся на расстоянии пяти миллиметров от корней волос. Благодаря этому не создается ни малейшей нагрузки на волосяную луковицу.
Когда я увидела в зеркале финальный вариант, была удивлена, но как реагировать, не понимала. И с волнением ждала фотографии: чтобы все понять и прочувствовать, мне нужно было увидеть себя со стороны. Но реальный взгляд со стороны сработал быстрее: муж, дети, друзья – все были в восторге от такой перемены. Образ получился неожиданным, ярким, дерзким – чистой воды провокация.
Я стала больше хулиганить. Садясь за руль, с азартом жала на педаль газа. Яркая перемена прически всегда влечет за собой перемену гардероба. Не мудрствуя лукаво, я залезла в шкаф своей восемна­дцатилетней дочери и приватизировала несколько футболок, пару джинсов и новый комбинезон. Классические вещи остались лежать на полочках.
Несмотря на то что у меня всегда есть возможность спрятать или вообще снять белые пряди, я этого не делаю. Одни фильмы уже закончились, а в следующих проектах я собираюсь участвовать в новом образе. Я даже стала фантазировать, какую роль могла бы сыграть с такой прической. Это явно не степенная мать семейства. Да и рано мне еще, несмотря на двух взрослых детей. Тем более что хулиганские роли меня никогда не пугали.

Журнал "Аллюр" №23